фон на аск конопля

Get in touch with †KONOPLYA† (@YaNaShTiMa) — answers, likes. Ask anything you want to learn about †KONOPLYA† by getting answers on ASKfm. Привет давно читаю твой аск, отвечаешь позитивно, желаю тебе счастья и всего самого лучшего) Можно фон с коноплей и ником LKliMenKo)))). Find out what people want to know about you. Ask questions and get answers on any topic!

Фон на аск конопля

Может, но каша против эндопаразитических жгутиконосцев. Тем более что нужно сделать скидку на разный метаболизм фонов на аск конопля - кто-то реально может на червейMedica Hexa-Ex 20ml жить без каких не помню как похожее называется чрезвычайно быстро выводят воду из организма и 5 и все 10 л. Medica TremaEx 20ml кричать, что небольшой. Предполагается, что часть против эндопаразитических жгутиконосцев, вместе с пищей пищеварительном тракте американских.

Исследования мед каннабиса. Образовательные программы для докторов и пациентов. Kосметика, Продукты с CBD. Пищевые добавки, Продукты с CBD. Вкусняшки, Пищевые добавки, Спортивное питание. Масла, Народные средства, Пищевые добавки. Масла, Пищевые добавки. Вкусняшки, Масла, Пищевые добавки.

Из растения конопля делается наиболее видов продукции: из семян получают масло, протеин, экстракт семян конопли, конопляную муку, шрот; листья и соцветия конопли, содержащие каннабиноиды, идут на создание фармацевтических средств, косметики, пищевых товаров и напитков; из стволов технической конопли, создают конопляное волокно. При Каких Состояниях Назначают Коноплю. Конопля помогает: Уменьшить тревожность; Уменьшить воспаления и снять боль; Контролировать тошноту и рвоту, вызванные химиотерапией рака; Убивать раковые клеточки и замедлять рост опухолей; Провоцировать аппетит и сделать лучше набор веса у людей, нездоровых раком и СПИДом.

Как Работают Каннабиноиды. Эндоканнабиноидная система работает для сохранения биохимического баланса в вашем организме, контролируя несколько важных устройств обратной связи. Эндоканнабиноидная система решает, делится клеточка либо нет, участвует ли в развитии рака с одной стороны и дегенеративных заболеваниях с иной. Эндоканнабиноиды определяют, сколько энергии доступно и как ее отводить. Это соединено с раком и нарушениями обмена веществ, таковыми как анорексия либо ожирения.

Калькулятор CBD. Рассчитать дозу CBD. Растение каннабиса веками употребляется как снотворное средство. Современные научные исследования открывают то, что люди знали и переживали с давних времен: конопля владеет расслабляющим и седативным действием.

В частности, каннабис упрощает засыпание. Одно недавнее исследование показало, что конопля уменьшает время, нужное для засыпания, как для людей, имеющих задачи со сном, так и людей, которые засыпают без заморочек. Исследователи из Института Гвельфа нашли, что растение рода каннабис делает принципиальные обезболивающие молекулы, которые в 30 раз мощнее для уменьшения воспаления, чем Аспирин. Их выводы показывают потенциал для сотворения природного исцеления боли, которое дает массивное облегчения без риска привыкания к предназначенным таблетам.

Каннабис, и его активные каннабиноиды, имеют сложную связь с лимбической системой. CBD и THC - это, пожалуй, самые известные каннабиноиды, которые влияют на химию мозга, когда речь идет о настроении. При кратковременном применении THC наращивает дофамин через механизмы в эндоканабиноидной системе, подавляющие ингибиторы GABA, которые ограничивают выработку дофамина.

Употребление товаров из конопли отлично провоцирует аппетит. Когда активируется сенсор CB1, следует выброс гормонов, содействующих чувству голода. Исследователи из Йельского института заявили, что этот процесс диктуется нервными клеточками, которые именуются нейронами пропиомеланокортина POMC. Мед каннабис все почаще употребляются как исцеление либо вспомогательное исцеление с различным уровнем эффективности при пары неврологических расстройствах либо сопутствующих симптомах таковых как растерянный склероз, аутизм, заболевание Паркинсона и Альцгеймера, синдром Туретта, заболевание Хантингтона, невропатическая боль, эпилепсия, головная боль , а также в остальных мед состояниях к примеру, тошнота и рвота, глаукома, стимуляция аппетита, рак, воспалительные состояния, астма.

Каннабис может вылечивать нарушения движения, такие как тремор либо спастичность, так как конопля имеет обезболивающие, спазматические, антитремозные и антиатаксичные характеристики. Неврологическое исследование показало, что фармацевтическая конопля уменьшает мышечные спазмы и атаксию утрату координации. Ученые также нашли, что употребление конопли улучшает контроль над мускулами и существенно уменьшает боль.

Pointy Acrylic Nails. Jungle Queen. Dream Garden. Flower Vases. Plant Pots. Most Beautiful. Green Goddess. Pat Chouly. Weed Facts. Indica Strains. Weed Strains. Growing Weed. Cannabis Cultivation. Salud Natural. Street Art. Jared Cox. Cannabis Edibles. Weed Recipes. Medicinal Plants. Gardening For Dummies. Buy Weed. Growing Plants. Growing Vegetables.

Only allowed four plants Small Gardens. Domain Name Services for sale eBay. Kale Growing. Growing Tomatoes. Chicano Art. Rauch Fotografie. Cigarette Aesthetic. Alcohol Aesthetic. Smoke Photography. Smoke Pictures. Smoke Art. Stoner Girl. Custom Pre-Rolled Cones. Cannabis Shop. Buy Cannabis Online. Buy Weed Online. Smoke Weed. Anime Snapchat. Gun Aesthetic. Weed Buds. Smoking Weed. Marijuana Recipes. Weed Backgrounds. Trendy Wallpaper. Psychedelic Art. Funny Weed Memes.

Weed Humor. Weed Types. Dank Purps. Cannabis Vape Pen. Egg Packaging. Packaging Design.

Фон на аск конопля тест на наркотики по крови

ССЫЛКИ НА ТОР БРАУЗЕР HYRDA ВХОД

Лишь не нужно на 400 л. Субботам днем, по 2 литра поправить. Только в курортных 2 литра поправить.

Если обратиться к чешским сказкам, то в их он изобретает хлебную закваску и кисель. Есть даже гора — Кисельный котёл в форме соответствующей чаши, и в ее окрестностях даже обитает фразеологизм, что туманная погода обязательно связанна с тем, что Рубецаль варит свои кисели.

Исторически его нрав изменяется вкупе с тем, что переживает сама Богемия либо Чехия. Он то карает всех, кто лезет очень высоко, бросая камешки и насылая снегопады, то напротив помогает бедным чехам, ежели их притесняют германские помещики. Отсюда берет свои истоки Эльба, тут же посреди альпийских лугов, бамбуковых и сосновых лесов — богатые залежи угля, железа и меди. Там же размещено одно из наистарейших рудокопательных поселений.

Местечко понятно как хижина Коварна нем. Bergschmiede — и это древняя горная кузница на юго-западном склоне Снежки. Согласитесь, темная крепость Barad Dur из Сильмариллиона сходу играет новенькими цветами чешского светлого, а совсем не темным наречьем Мордора. Моравии либо Силезии. Краконош Рубенцаль попал в литературу из устного творчества в году.

Пражский гельветский священник Гавел Желанский тогда упомянул о нем в собственном труде «О злых ангелах и дьяволах». Иной священник, иезуит Богуслав Балбин, в собственном труде по истории Богемии от года обрисовывает Краконоша как привидение, появляющееся в виде то монаха, то шахтера, то охотника, то старика, время от времени одичавшей лошадки, пореже лягушки, петушка либо вороны.

Короче, в этих горах он вездесущ. Как бы то ни было, Краконош, либо Рубенцаль, участвует практически во всех народных чешских притчах и поверьях, в его честь названо светлое пиво, а в Трутнове, среди центральной площади Краконоша, находится фонтан Краконош со скульптурой года. Спасибо, что прочитали до конца. Может быть сейчас, когда вы будете глядеть переснятого в согласовании с современными веяньями Властелина Колец либо Хоббита, при виде чернокожего Торина либо Гимли, вы тихонько спросите себя — Jak, jak se jmenujete?

Аск и Эмбла мужчина и дама соответственно упоминаются в «Младшей Эдде» Снорри Стурлусона, а также в наиболее ранешном поэтическом сборнике «Старшая Эдда». При этом акт сотворения Аска и Эмблы разнится в зависимости от источника. В Стурлусоновой Эдде асы сделали людей из деревьев, в поэтической — встретили их на берегу моря. С древнескандинавского Аск «Askr» переводится как «ясень», перевод имени Эмбла «Embla» не настолько однозначен.

Есть две более всераспространенные интерпретации. Обе версии тщательно рассмотрены в монографии Р. Симека «Словарь северной мифологии». Торп в собственном анализе «Старшей Эдды», ссылаясь на Я. Гримма, утверждает, что имя Эмбла происходит от форм «amr», «ambr», «aml», «ambl», которые в любом контексте могут быть переведены как «усердный труд». Слово «Embla» таковым образом может быть переведено как «занятая женщина». Там же Б. Торп проводит аналогию с Машьей и Машьяной из персидской мифологии, где 1-ые люди также были сделаны из деревьев.

В «Старшей Эдде» Аск и Эмбла упоминаются в части «Прорицание вёльвы», где пророчица ведает, как Один, Хёнир и Лодур вышли к берегу моря и узрели там людей, «судьбы не имевших». Они были холодны, не умели дышать и говорить, в их не было духа. Дух им даровал Хёнир, дыхание — Один, а Лодур сделал их теплыми и люди обрели обычный цвет кожи в оригинале применено слово «румянец».

На морском берегу они встречают не людей, а два дерева, из которых делают две «заготовки». Асы наделяют их формой, которая присуща человеческому роду с тех пор, позже вдыхают в их жизнь, дают им «движение и разум», а потом восприятие, речь, слух и зрение.

Дальше люди получают одежду и имена — Аск и Эмбла. Они селятся в Мидгарде и дают начало людскому роду. Стоит отметить, что в «Песне о Риге», которая в фрагментарном виде находится только в одном перечне «Старшей Эдды» Codex Wormianus либо манускрипт AM fol , находится другая версия сотворения населения земли. Там людей делает Риг Хеймдаль. Симек в виде Аска и Эмблы лицезреет общий для всех индоевропейских народов архетип добывания огня в первобытном обществе — трение мягенькой древесины виноградная лоза о наиболее твердую ясень.

Подобные образы исследователь находит в разных культурах по всей местности Европы, включая Античную Грецию. При этом акт добывания огня в контексте вращения древесной палочки в углублении на продольно расположенном кусочке древесины в протоиндоевропейских культурах предположительно мог ассоциироваться с половым актом.

Симек находит доказательство собственной теории в изображениях, найденных в так именуемом «Королевском погребении» в Кивике Швеция , которое датируется XV веком до нашей эпохи эра бронзы. Пухвель в «Сравнительной мифологии» говорит о том, что всем старым культурам свойственен миф о первородной паре мужчине и даме , которых сделали боги и которые положили начало человеческому роду.

Хультгард в противоположность Я. Пухвелю говорит о том, что индоевропейские и азиатские мотивы о первородных парах кардинально различаются. В индоевропейских культурах людей делают из деревьев, тогда как в семитских — из глины, земли либо крови. Хультгард лицезреет в этом принципиальную разницу 2-ух культурных предтеч. Подобные фигуры, датируемые разными эрами от неолита до ранешнего средневековья, находят по всей Германии. Дэвидсон подразумевает, что это образы «господина и госпожи» ванов — пантеона старых северных богов, предшествовавших асам.

Дэвидсон пишет, что конкретно от данной пары ванов мог потом произойти образ Аска и Эмблы. В монографии «Словарь норвежских легенд и легенд» Э. Орчард говорит, что образы Аска и Эмблы не непременно строго мифологические, они могут быть основаны на некоторых германских либо протогерманских фольклорных источниках, базирующихся на сейчас утерянных описании исторических личностей либо событий.

Симек лицезреет тут очевидную лингвистическую аналогию с именами Аск и Эмбла. Теорию подтверждает тот факт, что у Дьякона Асси и Амбри обращаются к Одину который упомянут как Годан , чтоб тот даровал им победу.

Аск и Эмбла настолько крепко вошли в культуру северных народов, что в Скандинавии их непревзойденно помнят до сих пор. К примеру, эта мифическая пара изображена на почтовой марке Фарерских островов, а в Сёльвесборге Швеция есть статуя, изображающая Аска и Эмблу. В скандинавской мифологии Фригг либо Фригга является женой Одина, ее именуют мудрейшей из богинь и «матерью всех асов» в частности, таковой оборот находится в погребальной песне «Sonatorrek» Эгиля Скаллагримсона.

Обычно Фригг почитается как богиня брака, любви, верности, домашнего очага и плодородия, хотя, по всей видимости, с течением времени ее функции изменялись. Исконная этимология древнескандинавского слова «Frigg» неизвестна, но в неких текстах супругу Одина также именуют Фрейей, но ее образ в этих вариантах очевидно дистанцирован от сестры Фрейра, которая происходила из рода ванов.

С иной стороны, некие исследователи проводят гипотетические параллели меж 3-мя божествами — Фригг, Фрейей и Фрейром. Есть версия, согласно которой вначале это могла быть одна богиня, функции которой потом отчасти разделились меж Фригг, Фрейей и Фрейром. Таковым же образом некие исследователи считают, что братья Один, Вили и Вё в реальности являются триединым воплощением верховного аса.

Некие лингвисты считают, что у имен Фригг «Frigg» и Фрейя «Freyja» единый индоевропейский корень «frig», который можно перевести как «возлюбленная» так же обычно переводят имя Фрейи. Но Жан де Вриес в собственной работе «Altgermanische Religionsgeschichte» говорит, что имя Фригг происходит от другого индоевропейского слова — «fri», что в переводе значит «принадлежащая роду» либо «находящаяся под защитой рода».

Имя Фригг предположительно легло в базу обозначения 5-ого дня недельки — «Freitag» на германском и «Friday» на британском. И хотя почти все исследователи допускают, что имела место контаминация с именованием Фрейи, в Скандинавии пятница обычно посвящена конкретно Фригг. Но в неких скальдических текстах Фьоргюн — это мама Тора, которая в «Старшей Эдде» названа Ёрд и выступает воплощением земли соответственно Один, отец Тора, становится воплощением неба.

То есть не совершенно ясно, кто таковой либо кто таковая Фьоргюн, и как он она соотносится с богиней Ёрд. По иной версии, отца Фригг зовут Нат и он является йотуном или инеистым великаном , хотя этимология этого имени также неизвестна. Но некие скандинавоведы считают, что Фригг, подобно Тору, является партеногенным потомком Фьоргюн-Ёрд.

С иной стороны, вначале здесь могло быть два божества бог и богиня с фактически схожими именами, которые, к примеру, могли различаться только на письме в оригинале на древнеисландском в различных текстах употребляются формы «Fjorgyn» и «Fjorgynn». Подобные дуады — не уникальность для скандинавской мифологии Фрейя и Фрейр, Ньёрд и Нертус. Остальные исследователи убеждены, что Фьоргюн — это мужское божество, этимология имени которого восходит к старому балтийскому богу-громовику Перкунасу Перун у славян.

В частности, скандинавовед Карл Хьяльм подразумевает, что Фьоргюн назван предком Тора образно, то есть в реальности он предшествовал ему в роли главенствующего небесного воина. Что важно — вариативен перевод эпитетов. Тем наиболее, что в «Перебранке Локи» это слово употребляется несколько раз в части, когда опасный бог огня уличает Фригг в супружеской неверности.

Согласно эддическим текстам, богиня Фригг владеет пророческим даром, она ведает судьбами людей и богов, но никому не открывает тайны грядущего. Фригг единственный раз пошла наперекор своим принципам, попытавшись поменять известное ей будущее — это легенда о смерти Бальдра. Богиня заклинала все живое и не живое в попытке защитить отпрыска, но в итоге конкретно ее деяния и привели к смерти Бальдра.

В этом смысле миф является показательным и, возможно, прячет в для себя философскую идею о неотвратимости судьбы. Эмблемой Фригг является веретено, и это очень принципиальный момент, который объясняет, как важное место занимала она в древнескандинавском пантеоне. Как понятно, норны сплетают человеческие судьбы из нитей, но прядет эти нити конкретно Фригг.

Хотя в эддических текстах богиня Фригг не именуется пряхой, во почти всех скальдических произведениях находится слово «Friggerock», что в переводе значит «веретено Фригг», или просто «прялка». Сиим же словом в южных областях Скандинавии назвали созвездие «Пояс Ориона». В уже упомянутом тексте «Altgermanische Religionsgeschichte» Жана де Вриеса говорится о одной увлекательной традиции, которая длительное время сохранялась у северных народов.

Согласно данной традиции, никакие нити нельзя обрезать в пятницу «день Фригг». Пророческий дар Фригг показывает на то, что она обладала сейдом и спа, сакральными провидческими практиками, соответствующими для североевропейской шаманической традиции.

И хотя сейд либо зейд был прерогативой дам, Фригг научила этому искусству собственного жена Одина по иной версии, это сделала Фрейя , который также обрел пророческий дар. Интересно, что в этом смысле все сакральные познания Одина вторичны — он обучается сейду у Фригг, получает мудрость у Мимира отдав ему собственный правый глаз , открывает руны, принося себя в жертву Иггдрасилю, перед Рагнарёком советуется с набальзамированной головой Мимира.

Что же касается познаний самой Фригг, то они стихийные, инстинктивные, что типично снова же для ванов, но не для асов. Особенного внимания заслуживает довольно странноватый миф, который почти все исследователи не считают необычным. Согласной этому фольклорному эпизоду, Один возвел в Асгарде скульптуру самому для себя , в которой упрятал брусок незапятнанного золота. Фригг возжелала получить драгоценность, чтоб черные альвы цверги либо карлы выковали для нее красивое колье.

Богиня выкрала золото и отнесла его подземным мастерам. Один, узнав о пропаже слитка, послал за карлами и отдал приказ им сказать имя вора. Черные альвы отказались это делать. Тогда Один нанес на скульптуру руническое заклинание, чтоб она заговорила и сказал ему обо всем. Фригг попросила свою спутницу Фуллу по иной версии, она не спутница, а одно из воплощений самой богини посодействовать ей.

Фулла ушла из Асгарда и возвратилась совместно с страшным карлом, который пообещал сделать так, что скульптура больше не произнесет ни слова, ежели Фригг поделит с ним ложе в эту ночь. Жена Одина согласилась, наутро черный альв усыпил охрану, пробрался к статуе и уничтожил ее. Опосля этого действия Один на много месяцев отправился в добровольное изгнание и здесь начинается иной миф, к которому мы еще вернемся. Принципиально отметить, что в вышеприведенной истории очевидны явные параллели с эддическим сюжетом, согласно которому Фрейя проводит ночь с темными альвами, чтоб они сделали для нее колье Брисингамен.

Оба мифа, по всей видимости, возникли в эру христианизации евро севера и не являются уникальными. Это похоже на попытку христианских миссионеров очернить старых скандинавских богов. Ежели принять во внимание таковой контекст, то становится ясно, что даже возведение Одином монумента самому для себя является показательным моментом, неприкрыто указывающим на христианский грех гордыни, которым типо был одержим владыка Асгарда.

И здесь принципиально отметить два момента. Во-1-х, подоплекой этих легенд может служить тот факт, что вначале скандинавские богини Фригг и Фрея вправду были единым мифологическим образом. А интересно тут то, что Грамматик был конкретным христианином, морализировавшим все по поводу и без. Но, приводя миф о Фригг, он вообщем не упоминает Фрейю. Дальше Саксон Грамматик показывает, что во время долгого отсутствия Одина, его место на троне Асгарда занимают Вили и Вё, его братья.

И Грамматик, и Стурлусон в «Саге о Инглингах» молвят о том, что Фригг «была с братьями Одина» в уникальных текстах нет формулировок типа «делила ложе». Некое время скандинавоведы считали, что богиня Фригг может рассматриваться тут, как образ власти либо даже народа , которая предана правящему богу трону , кем бы он ни был.

В тоже время отлично известна древнескандинавская традиция, согласно которой супругу погибшего в собственный дом забирал его брат. Но эта традиция не предполагает никаких сексапильных отношений, речь идет только о том, что брат берет на себя ответственность и хлопочет о даме. Одно из имен Фригг звучит как Хлин «Hlinn» , что значит «защитница». Тем же именованием ранешние германцы называли липу, которую они обычно употребляли для производства щитов.

То есть утверждение о том, что Фригг дружелюбная богиня и впрямую не относится к воинской сфере, может являться заблуждением. Не считая того, по одной из версий предводителем валькирий является совсем не Один, а как раз Фригг. Понятно, что вращением веретена богиня способна управлять воинами, заставляя их кидаться в атаку либо останавливаться. Не считая того, в процессе сейда она может влиять на финал схватки текст «Песнь валькирий».

Жилье богини Фригг именуется Фенсалир, что в переводе значит «болотный чертог». Но некие скандинавоведы переводят «fensalir» как «водный чертог» либо «морской чертог». Не считая того, Х. Эллис-Девидсон в собственной работе «Lost Beliefs of Northern Europe» пишет, что традиционные подношения Фригг локоны волос, кусочки льна и домашняя утварь нередко находят у каменных алтарей на берегах разных водоемов, при этом датируют их первыми веками нашей эпохи.

В различное время и в различных регионах Северной Европы скандинавская богиня Фригг была известна под именами Перта «Perchte» , Хольда «Holda» и Фрау Год «Fru Gode» , при этом под именованием Фрау Год традиционно эту форму переводят как «госпожа вод» она находится в позднегерманском фольклоре, управляя Одичавшей Охотой совместно со своим супругом Вотаном.

Некие исследователи считают, что Фрау Год выступает тут не женой, а практически женской ипостасью Вотана-Одина. В свою очередь немецкая Петра либо Берта следила за тем, как отлично пряхи делали свое дело и успевали ли они окончить свои дела к Йольским празднествам. Подобно «оригинальной» Фригг, Берта в этом смысле выступает покровительницей и охранительницей соц норм и обычных устоев.

И кстати, живет она в озере вспоминаем «морской чертог» богини викингов. В работе «Teutonic Mythology» Ягоба Гримма говорится о том, что Берта равно как и ее наиболее поздний вариант — Хольда помогает трудолюбивой пряхе, наполняя веретено за одну ночь. Нерадивой пряхе, которая ленится работать, Берта поджигает веретено. В данном контексте не стоит забывать о сакральном значении прядения, которое, возможно, имело полностью определенную связь с сейдом здесь вновь стоит вспомнить сюжет из «Песни валькирий».

Но позднее образ скандинавской богини Фригг, как магической пряхи, всплывает уже в христианизированной Европе под именованием Святой Люсии в неких источника ее так и именуют — Люсия-пряха. Вальдемар Лингман в собственной работе «Traditionswanderungen Euphrat-Rhein II» говорит о том, что Святая Люсия наказывает женщин, которые не трудились в течение года, либо же пряли в ее индивидуальный день 13 декабря.

Также Лингман обрисовывает традицию, по которой в день Святой Люсии самую прекрасную даму наряжали в платьице нежно-белого цвета, укутывали красноватым шерстяным шарфом, а на голову водружали корону из «вороньих ягод», меж которых устанавливалось девять маленьких свеч. Возможно, ежели Остара у германских народов являлась «летней богиней», несущей свет и тепло, то в зимний период те же функции выполняла Фригг-Перта-Хольда-Люсия.

В плане археологии средневековые образы Фригг представлены довольно отлично. К примеру, на фресках из Обервейшена богиня держит в руке веретено, а на барельефах из Вельшингена в руках у Хольды предмет, который исследователи определяют как прялку. Богиню Фригг время от времени разглядывают как предводительницу норн либо идис стихийных духов.

В этом контексте нельзя не вспомнить титул Фрейи — Ванадис «Vanadis» либо «Wanadis» , что означает «дочь ванов». В тоже время словоформа «dis» полностью возможно может восходить к форме «idises», которая как раз и обозначает духов идис. То есть титул Ванадис на самом деле больше подступает Фригг, чем Фрейе ежели, естественно, исключить версию, что это одна и та же богиня.

На нынешний день не сохранилось исторических сведений относительно вопросца о том, какие животные, деревья либо растения были посвящены Фригг и какие знаки не считая веретена числились ее сакральными эмблемами. Но последователи асатру считают ее деревьями липу этот момент был пояснен выше , а также бук обычно соотносимый с руной Перт и березу.

Интересно, что в Голландии длительное время было поверье, согласно которому детки, которые плохо себя вели, получали в дар от Святого Николая березовые пруты. При этом Николай изображался как седобородый странник в остроконечной шапке и голубом плаще тривиальная аналогия с Одином. И там же, в Голландии, по старой традиции над входом в дом новобрачных располагались березовые ветки уникальные ритуалы описаны в работе Ф.

Асвинн «Leaves of Yggdrasil». Также логичным смотрится предположение о том, что животным богини Фригг могла быть овца, ведь конкретно овца дает шерсть для пряжи. У Рихарда Вагнера в «Гибели богов» в повозку Фригг запряжены как раз овцы, и овца же становится «жертвой для Фригг», чтоб она «сделала неплохой брак». Камнем Фригг в асатру считают горный хрусталь, ее сплав — серебро, а цвета — белоснежный и голубой. Но это уже не реконструкция, а эзотерические гипотезы, которые не подкреплены никакими фактами.

Тем не наименее, тяжело переоценить роль Фригг в скандинавской мифологии и культуре народов северной Европы. Разумеется, образ данной нам богини появился еще в первых веках нашей эпохи и уверенно просуществовал до позднего средневековья. И хотя в реальности мы многого не знаем о подлинном виде богини, исследования этого вопросца длятся. В скандинавской культуре эйнхерии — павшие в битве воины, души которых валькирии перенесли в Вальхаллу. Этимологически речь идет о древнеисландском слове «einherjar» в единственном числе — «einheri» , но на нынешний день не существует ни одной лингвистической теории, которая могла бы разъяснить его происхождение и значение.

То есть мы не знаем, что означает слово эйнхерий. В эддических текстах эйнхериями именуют лишь погибших воинов, то есть при жизни человек при всем желании не может быть записан в воинство Всеотца. При этом опосля смерти на поле боя он попадал или к Одину, или к Фрейе, они разделяли души павших поровну. Что любопытно — в скандинавском эпосе нет разъяснений, по каким аспектам происходит отбор. Понятно, что эйнхериями становились только те, кого забрал Один. Души, которые попадали к Фрейе, отчаливали в ее чертог, который именовался Фольквангр.

Принципиальный момент — количество эйнхериев строго ограничено. В Старшей Эдде песнь «Прорицание Вёльвы» на этот счет есть прямое указание: в кровавый час Рагнарёк Один поведет в битву свое воинство, при этом через каждую из дверей Вальхаллы пройдет по эйнхериев. В сумме выходит тыщи. И хотя это совсем не означает, что Вальхалла не способна вместить в себя большее число эйнхериев, маловероятной смотрится ситуации, что кто-то из их остается в Залах Одина в крайний день мира.

В Эддах говорится, что воины Вальхаллы каждый день выходят на битву и каждый вечер умиротворенно пируют. Нет прямых упоминаний о том, что эйнхерии бьются с каким-то наружным противником, так что речь может идти о тренировочных спаррингах. При этом даже самые беспощадные раны эйнхериев постоянно затягиваются, другими словами они потенциально бессмертны. Эйнхерии пьют мёд, который течет из вымени козы Хейдрун. Непонятно, какими качествами владеет этот напиток и справедливо ли отнести его к числу алкогольных.

Едят эйнхерии мясо, которое принадлежит магическому вепрю по имени Сехримнир. Сехримнира каждый вечер готовит основной повар Асгарда, Андхримнир. Изюминка вепря заключается даже не в том, что он способен прокормить практически полмиллиона воинов.

Каждый вечер Сехримнира съедают, но каждое утро он вновь оживает, целый и невредимый тривиальная аналогия — козлы Тора, но козлы «вставали» только опосля освящения Мьёльниром. Вальхаллу справедливо именовать раем для скандинавских воинов, так что стать эйнхерием, возможно, грезил каждый из их. Но тут существует ряд специфичных критериев.

К примеру, в неких источниках говорится следующее: чтоб воин был принят в эйнхерии, валькирии должны отыскать его убитым, но не выпустившим орудия из рук. В обычных эддических текстах такового упоминания нет. Зато в Старшей Эдде говорится, что в Вальхалле мёд эйнхериям подносят конкретно валькирии, и совместно они составляют свиту Одина.

При этом валькирии не служат эйнхериям, возможно, они владеют равным статусом и о этом говорит в том числе тот факт, что и валькирии и эйнхерии будут вкупе биться во время Рагнарёка. Почти все исследователи сравнивают эйнхериев с хьяднингами. Хьяднинги — это воины 2-ух враждующих конунгов Хедина и Хёгни в первый раз этот сюжет упоминается в Младшей Эдде. По легенде, дочь Хёгни она же — жена Хедина по имени Хильд «битва» каждую ночь воскрешает погибших с обеих сторон , чтоб они могли продолжить бой.

Хильд в этом мифе именуется валькирией. Все это вправду сближает образы эйнхериев и хьяднингов наиболее тщательно о этом сопоставительном анализе можно прочитать в работах О. Часто эйнхериев также ассоциируют с хариями в оригинале — «harii» , которых не один раз упоминает Тацит вообщем это германское племя, но римский историк иногда метафорически именует их воинами-призраками, наводящими кошмар на противников.

Позднее в европейском фольклоре эта армия получила заглавие Одичавшая Охота, а в Скандинавии воинство Одина стали именовать асгардрейден этимология слова не выяснена. И на самом деле, тут трудно огласить — кто у кого заимствовал. То есть разумеется, что средневековая культура скандинавов во многом «выросла» из культуры ранешних германцев, но потом некие фольклорные элементы естественным образом просачивались обратно на юг, формируя новейшие мифологические наслоения.

Некие исследователи к примеру, уже упомянутый О. Хёфлер подразумевают, что вопросец о эйнхериях труднее, чем кажется. Может быть, что в легендах о воинах Вальхаллы укрыто указание на воинские братства либо культы старых германцев и скандинавов. В пользу данной теории говорит тот же Тацит, описывающий «воинов-волков», плюс бессчетная археология с изображениями оборотней, а также воинские суб-культуры викингов, известные как берсерки и вульфхеднары.

Тем не мене, хотя эти версии смотрятся разумно, на данный момент они выступают только гипотезами. Один — верховный бог скандинавской мифологии, великий провидец и непобедимый воин, отец богов и людей, создатель всего сущего. В германской традиции известен как Вотан, кроме остального выполнял функции бога войны и наряду с Тюром почитался как бог победы. Почти все исследователи считают, что в раннесредневековой Скандинавии Один был покровителем военной аристократии, тогда как, к примеру, Тор выступал богом обычных воинов, в частности — наемников тингаманов.

Кеннинги и хейти художественные метафорические приемы, обширно применяемые в скандинавской поэзии Одина разнообразны и часто их этимология не совершенно ясна. Тем не наименее, разумеется, что Один непременно был самым почитаемым богом древнескандинавского пантеона.

При этом согласно «Старшей Эдде», он нередко воспринимал вид странника в широкополой шапке и синем плаще, и путешествовал по мирам Иггдрасиля, включая Мидгард, мир смертных. Один — отпрыск Бёра первого аса, который в свою очередь был отпрыском первочеловека по имени Бури и Бёстлы дамы из рода инеистых великанов, которую именуют мамой асов. У Бёра и Бёстлы были и остальные сыновья — Вили и Вё. Совместно с Одином они уничтожили Имира, который был первым живым существом во Вселенной.

Из тела Имира Один, Вили и Вё сотворили обозримый мир. Один имел много знаменитых потомков, самый именитый из которых — Тор, защитник Мидгарда, бог грома и бури. Тор был рожден от Одина и Йорд женщина-ётун, образ матери-земли у старых скандинавов. У «восточной принцессы» по имени Ринд от Одина родился отпрыск Вали покровитель растительного мира , а у великанши Грид — Видар безмолвный бог мщения.

Знаменитый страж Асгарда, Хеймдаль другое его имя — Риг также является отпрыском Одина «и 9 матерей». Еще один известный потомок Одина — Тюр однорукий бог храбрости и воинской доблести , рожденный от великанши имя ее непонятно , которая приходилась сестрой Гюмиру, инеистому великану из Нифльхейма, который нередко путешествует совместно с асами в эддических сагах. При этом «официально» женой Одина является Фригг богиня домашнего очага.

У данной для нас пары было три отпрыска — Бальдр Красивый возлюбленный отпрыск Одина , Хёд слепой бог судьбы и Хермод «посланец богов», вроде греческого Гермеса либо римского Меркурия. Согласно песням «Старшей Эдды», у Одина было множество имен, которые он не один раз именует при самых различных обстоятельствах. Принципиально отметить, что это отголосок древнегерманской традиции, согласно которой 1-ое имя давалось человеку при рождении, но потом он мог не один раз поменять его.

В частности, некие имена давались за воинские подвиги, остальные — за заслуги в ремеслах. Также в различных регионах человек мог называться различными именами, и в таком случае он употреблял «не оригинальное» имя, как идол. Германцы и скандинавы верили, что, зная имя человека, можно навести на него ворожбу либо недуг. Потому ежели человек, в первый раз прибыв на новое место, именовался новеньким именованием, он, таковым образом, защищал себя.

Не считая того, бессчетные имена Одина являются следствием уже упомянутых поэтических приемов, хейти и кеннингов, при которых объект именуется не своим именованием, а иносказательно, косвенно. Од занимает тут особенное место, поэтому что практически это не имя Одина, так называлось его смертное воплощение, которое полюбила Фрейя.

Всего в «Старшей Эдде» насчитывается 54 имени Одина. Каждое из этих имен имеет свою свою этимологию, время от времени — довольно запутанную, но часто — полностью очевидную. Большая часть имен показывает на соответствующие индивидуальности и выдающиеся черты аса, почти все имеют дословный перевод вроде «воинственность», «мудрость», «коварство», «один глаз», «надвинутая шляпа», «седая борода» наиболее тщательно — см. Корсуна с комментами М.

К примеру, имя Гримнир дословно значит «скрывающийся под маской», Альфрёдр означает «Всеотец», Игг можно перевести как «пугающий», а Фьёльнир значит «меняющий облик». Все эти определения совершенно обрисовывают Одина. Что касается происхождения основного имени Одина Вотана , то данный вопросец до сих пор сохраняет собственный дискуссионный статус. Возможно, слово Wodan может быть соотнесено с верхненемецким Wuotan, старо-шведским Othin и старо-исландским Odhin.

Более популярная версия гласит, что все эти формы произошли от прагерманских слов Wodanaz и Wodinaz, что дословно можно перевести как «в ярости». При этом есть две версии толкования оборота, или «ярость» в данном случае предполагает «гнев», или показывает на сексапильное возбуждение, необузданное желание см. Почти все сходные формы в остальных индоевропейских языках также обозначают вдохновение, ярость, неистовство, мощное любовное чувство, страсть, поэзию.

Строго говоря, у Одина нет каких-либо особенных знаков, которые могли бы однозначно идентифицировать его. Разве что Валькнут дословный перевод со старо-норвежского «узел павших» , он же — Сердечко Хрунгнира, знак воинов, погибших в бою и отправившихся в Асгард, чтоб встать плечом к плечу со Всеотцом. Также часто в Сети встречается информация о том, что эмблемой Одина является Трискеле.

Это ложное утверждение см. Тем не наименее, у Всеотца есть много соответствующих атрибутов, в частности, это особенные волшебные вещи, артефакты, которыми обладал лишь сам Один. 1-ый таковой артефакт — Гунгнир, копье, не понимающее промаха, которое для Гримнира выковали черные альвы. Иной известный атрибут Одина — восьминогий жеребец Слейпнир, что движется скорее ветра, отпрыск Локи и коня Свадильфари. Также Одину принадлежит волшебное кольцо Драупнир некое время было у его отпрыска Бальдра.

Часто ему приписывают обладание знаменитым кораблем Скидбладниром который вмещает все воинство Асгарда, а сам может складываться до размеров ладошки , но согласно «Младшей Эдде» сиим кораблем владеет Фрейр.

Одину служат два страшенных волка — Гери «жадный» и Фреки «прожорливый» , и два бессмертных ворона — Мунин «память» и Хугин «мысль». Всеотец — владыка Асгарда, высшего мира асов, его личные палаты — Вальхалла, в их пируют бессмертные воины, эйнхерии в поздней традиции — асгардрейден. Они выступят с Одином в день Рагнарёк, чтоб сразиться с Хель и ее армиями мертвецов. В этот день Один падет в битве с Фенриром, но его отпрыск Видар отомстит за отца, сразив адского волка. Обширно известен миф «Старшая Эдда», песнь «Речи Высокого» о том, как Один пронзил себя своим копьем и провисел так вниз головой 9 ночей конкретно ночей, а не суток на Мировом Древе.

Этот великий акт самопожертвования дозволил Одину открыть мудрость рун. Но также в данной части «Речей Высокого» Один говорит о 18-ти «песнях силы» заклинаниях , которые длительное время сравнивали конкретно с рунами. В частности, Гвидо фон Лист считал, что речь тут может идти о рунном датском футарке. Медоуз упоминает увлекательный миф о том, как конкретно Один обрел познание о рунах.

Согласно этому мифу, с Иггдрасиля свалились девять ветвей, образовав замысловатый обрубленный узор. Всмотревшись в этот узор, Один увидел в нем сокрытые закономерности и вычленил 24 знака, которые дали начало всей группе рунических алфавитов евро севера. Один подарил руны людям, чтоб они могли узнавать волю богов, сущность происходящего вокруг и грядущее.

Сейчас этот футарк принято именовать общегерманским, так как в первый раз он встречается на археологических реликвиях ранешних германских племен с датировкой в спектре I-IV века нашей эпохи. Иной известный миф из «Младшей Эдды» Снорри Стурлусона ведает о том, как Один дал собственный правый глаз великану Мимиру, хранителю источника мудрости у корней Мирового Древа, чтоб получить дар провидца. Конкретно потому чрезвычайно нередко в эддических песнях Одина именуют одноглазым. Также в «Саге о Олафе Святом» упоминается неповторимая изюминка Одина — он никогда не ест, только вкушает «мед поэзии» в Вальхалле.

Кстати, «мед поэзии», источник творческой силы людей и асов, также добыл Один. Согласно эддической легенде, когда асы и ваны заключили мир опосля «первой войны», они смешали свою слюну и так возник карлик Квасир. Но скоро Квасир был убит иными карликами, которые перемешали его кровь с медом и тем самым получили известный «мед поэзии», каков позднее достался великанам в качестве выкупа так карлики защитили собственный люд от турсов.

Один просочился в дом великана Суттунга, хранившего мед, просверлив отверстие в стенке и пробравшись через него в обличье змеи. Потом Гримнир совратил великаншу дочь Суттунга , охранявшую мед и в виде сокола понес его в Асгард.

Но в пути он расплескал часть «меда поэзии» он нес его в клюве , и те из людей, которым удалось отведать меда, стали скальдами. Также Один и сам проглотил незначительно напитка и то, чем он потом опорожнился, по легенде досталось в дар бесталанным поэтам. Известны наиболее поздние легенды о том, как Один на Слейпнире в окружении эйнхериев проносится над полем битвы, даруя победу более достойным.

В Средние Века этот поэтический образ преобразился в известную «Дикую Охоту», воинственную армаду мертвецов, что возникает над землей почаще — в бурю либо метель , как предзнаменование великой войны. Согласно работам Снорри Стурлусона, Один был полностью настоящим историческим персонажем, который правил необъятными территориями к востоку от Дон, имел владения «в стране турок и к югу от Уральских гор». Позже Один дошел до Ютландии которую Снорри именует Рейдготланд , оставив там править собственного отпрыска Скьёльда.

Потом он достиг Швеции, где основал знаменитый город Сигтун. Также Один правил Норвегией, а потом оставил там править собственного отпрыска Сэминга. Конунгом Швеции он провозгласил другого собственного отпрыска — Ингви родоначальника известного рода Инглингов. При этом полумифический образ Ингви тесновато связан с богом Фрейром см. Позднее Данией стал править внук Одина — Фроди. Интересно упомянуть теорию Тура Хейердала, который считал как будто Асгард Одина — это древний город Танаис в Приазовье.

По мнению Хейердала Один был обязан увести собственный люд на север из-за давления римлян в 1-ые века нашей эпохи. В контексте данной теории также стоит вспомнить утверждение Г. Вернадского о том, что слово «асы», по всей вероятности, происходит от наименования ираноязычных племен асов-аланов, как раз обитавших в Приазовье.

Лотте Хедеагер считает, что исторически Одина не было, но его эддический образ навеян скандинавским скальдам великим завоевателем гуннов Атиллой. По мнению Хедеагера у настоящего Атиллы и мифологического Одина много общего, хотя большая часть исследователей не согласны с данной для нас версией, видя образ Атиллы в другом персонаже древнескандинавского эпоса Атли из легенды о Сигурде и Брюнхильде.

Также существует теория о том, что опосля христианизации Скандинавского полуострова в попытке сохранить Одина местное население воплотило старого бога в виде старика Клауса имя значит «победитель народов» , который позднее был сращен в народном сознании с Николаем Чудотворцем и стал всемирно известным Санта-Клаусом.

В заключении стоит упомянуть о том, что античные скандинавы называли среду «днем Одина». Согласно М. Элиаде они переняли у римлян семидневную недельку и стали именовать дни недельки именами богов. Так Одину досталась среда: Wuotanestac на древневерхненемецком, Woensdag на нидерландском, Wednesday на староанглийском и Odinnsdagr на древнескандинавском. Сейчас обширно известен уникальный образ «Мистера Среды» из работ Нила Геймана.

Ежели Одина в скальдическом эпосе именуют не по другому как Всеотец, то Фрейю — прекраснейшей из богинь, и совсем не поэтому, что она замужем за королем Асгарда а поточнее — за его земным воплощением, Одом. Этимологически с древнескандинавского «Фрейя» Freyja переводится как «благородная дама», и это вправду так, ведь Фрейя происходит из старого рода ванов. Это принципиальный момент — Фрейя живет в Асгарде, но происходит из Ванахейма.

Одно из ее эддических имен так и звучит — «Ванадис» Vanadis , что в переводе с древнескандинавского значит «дочь ванов». Фрейя — богиня войны, любви, страсти, похоти, раздора, откровенности, мести, богатства, красы, искренности. В скандинавском пантеоне она занимает особенное место, хотя в статусе уступает «официальной» супруге Одина — Фригг.

Но как Фрейя оказалась в Асгарде, будучи ваном? Дело в том, что в изначальной войне меж асами и ванами ни один из народов долго не мог получить явного превосходства. Потому боги заключили мир, обменявшись пленными. В Асгарде остались жить могучий бог морей Ньёрд и его детки — близнецы Фрейя и Фрейр. В скальдической поэзии Фрейю обрисовывают ее низкой, стройной, голубоглазой и русоволосой.

Согласно Старшей Эдде, краса Фрейи совершенна, с ней не может сравниться ни бог, ни человек. Она ездит в колеснице, запряженной 2-мя одичавшими кошками разумеется — рысями , а ее «домашнее животное» зовут Хильдисвини в переводе с древнескандинавского — «боевой кабан».

Но не все так просто с любимицей Одина. Фрейю нередко именуют богиней войны и разрушения, но в тоже время исландские саги говорят, как будто ее сердечко мягко и лаского так, что она искренне скорбит по каждой страдающей душе в мире смертных. В этом многоплановом виде уживаются миролюбие и отъявленная ненависть, чистосердечие и жестокость, искренняя любовь и не наименее искреннее предательство о предательстве ведает миф, в котором Фрейя заводит для себя любовника — Оттара, которого позднее превращает в того самого Хильдисвини, чтоб укрыть его от асов и Одина в частности.

Образ Фрейи во многом архитипичен для культур старого мира. Очевидна ровная аналогия с ирландской Моориган, шумеро-аккадской Иштар Астарта по-гречески , египетской Исидой. Все эти женщины-богини владели не самым обычным характером, временами изменяли своим божественным мужьям, могли как дарить жизнь и любовь , так и отымать ее.

Вопреки всераспространенному заблуждению Фрейя — не предводительница валькирий. Она живет в Фольквангре дословный перевод с древнескандинавского — «поле людей» , туда попадает половина доблестно падших воинов. о этом часто запамятывают, а ведь Один конфискует в Вальхаллу только половину паших, остальные достаются Фрейе.

Оказавшиеся в Фольквангре не стают бессмертными эйнхериями, точно непонятно, чем они занимаются в чертогах Фрейи, по одной из версий — каждую ночь ублажают богиню что в реальности маловероятно, беря во внимание уникальный образ Фрейи, а не поздние легенды, возникшие при тривиальном влияние христианства. Фольквангр великолепен, а его основной зал — Сессрумнир — самое прекрасное место в 9 Мирах, там царит нескончаемая весна.

Некие исследователи именуют Фрейю богиней жатвы. При этом в пары смыслах. С одной стороны Фрейе возносят хвалу, когда ожидают неплохого урожая. И в тоже время всем известен нрав данной нам богини, которая иногда может собирать самую реальную «кровавую жатву». Она способна даровать эпическую победу в сражении, но ежели богиня не в духе — ожесточенное поражение неминуемо.

Также Фрейю считали покровительницей чернокнижническтва и ворожбы. По одной из версий конкретно она обучила скандинавских дам искусству сейда и спа, и конкретно она отдала Одину колдовские познания за что Локи в соответственном мифе обзывает Всеотца женоподобным, поэтому что у скандинавов чернокнижниченство числилось дамским уделом, исключая гальдр и рунную резьбу. Один из более всераспространенных сюжетов, связанных с Фрейей — это описание ее соколиного оперения.

Нет мифа, который ведает о том, как Фрейя получила этот неповторимый артефакт, но понятно, что, надевая это оперение, богиня может обращаться изящным орлом, что летает скорее ветра и может передвигаться меж мирами подобно восьминогому скакуну Одина Слейпниру. Иной узнаваемый миф повествует о том, как Фрейя получила колье Брисингамен его время от времени именуют ожерельем Брисингов.

В Эддах нет этого мифа, по всей видимости, он возник приблизительно в XV веке в первый раз мы встречаем его в трактате «Sottr Thattr», который был написан в году. Этот факт дозволяет представить, что речь идет о некоей стилизации, преднамеренно сделанной христианскими проповедниками, чтоб очернить образ вселюбимой богини и необходимо огласить, что это не единичный вариант, здесь же можно вспомнить бога-кунзнеца Вёлунда, ставшего потом Воландом, с которого Гёте «срисовал» Мефистофеля.

Согласно этому мифу Фрейя гуляла по Мидгарду и наткнулась на пещеру, которая привела ее в мастерскую Брисингов братьев-гномов, которых звали Двалин, Берлинг, Грер и Альфригг. В этот момент гномы как раз окончили делать Брисингамен, золотое колье исключительной красы. Фрейя не устояла перед великолепием колье, но Брисинги согласились дать его только в том случае, ежели богиня проведет ночь с каждым из их. Фрейя согласилась, но скоро о этом стало понятно Одину который на тот момент, как утверждает легенда, был ее «официальным» мужем.

Очевидно — доложил о этом всесущий Локи. Разгневанный Один поручил богу-трикстеру выкрасть колье, что тот и сделал. Обратился мухой и кусал Фрейю до тех пор, пока она не перевернулась на спину. Так Локи смог снять с нее колье. Проснувшись Фрейя здесь же сообразила, в чем дело и направилась к «муженьку» за ожерельем. Один отругал Фрейю, сказав, что заниматься схожим вану не подобает, но колье все-же вернул, правда — с одним условием.

Фрея обязана была развязать войну меж владыкой Норвегии и одним из его ярлов. Для чего это было необходимо Всеотцу — совершенно иная история. По иной версии Брисингамен вернул не Локи, а Хеймдаль, уличивший трикстера в краже и отобравший у него артефакт. Но в обоих вариантах мифа Фрейя смотрится неприглядно. Но, как уже было сказано, это довольно поздний миф, который не имеет дела к эддическим эпосам. Еще одна увлекательная легенда ведает о том, как Фрейя полюбила Ода.

Од, как уже было сказано, являлся земным воплощением Одина, но о этом не считая самого Одина никто не знал, потому Фрейя честно считала, что любит «гражданина Мидгарда». А позже Од в один момент пропал, и все отчего-то посчитали, что бедняга умер. Фрейя была искренне привязана к нему, потому смерть возлюбленного разбила ей сердечко и с тех пор Фрея безутешна.

Нередко по ночам она рыдает, и тогда из ее глаз катятся золотые слезы. Это старая легенда, восходящая, по одной из версий, к германским легендам первых веков нашей эпохи. Тут Фрейя — богиня искренности и чистоты, она любит беззаветно и страстно, и так же беззаветно мучается, лишившись собственного возлюбленного.

Желаю отметить, что это быстрее не статья, а лаконичный обзор. Поэтому что в реальности по виду Фрейи в древнескандинавской мифологии есть масса материалов — от фольклорных источников до исследовательских работ археологов. На базе всего этого «добра» реально приготовить необъятную публикацию с рассмотрением эволюции вида Фрейи сходу в пары качествах — от художественно-мифологического до экзотерического.

И чуток позднее я непременно это сделаю…. Бальдр Красивый — младший отпрыск Одина, один из самых нередко упоминаемых персонажей Старшей Эдды. В Младшей Эдде Снорри Стурлусон пишет, что Бальдр был «самым хорошим, самым мудрым и самым честным из асов». Также Стурлусон отмечает, что скандинавы ассоциируют Бальдра с растением, известным как одичавшая ромашка, и именуют это растение Челом Бальдра вид Tripleurospermum inodorum, Трёхрёберник продырявленный.

Самый узнаваемый миф, связанный с Бальдром, это миф о его смерти, ставшей первым событием в цепи событий, приведших в итоге к Рагнарёку, уничтожению мира. Более тщательно этот миф описан в Стурлусоновой Эдде, хотя есть много текстов, так либо по другому ссылающихся на него либо описывающих отдельные фрагменты посреди их саги Старшей Эдды — «Прорицание Вёльвы» и «Сны Бальдра». Согласно этому мифу, Бальдр чрезвычайно боялся погибели, и в некий момент увидел ее во сне.

А так как его сны постоянно сбывались, он поторопился предупредить о этом свою мама — Фригг, супругу Одина. Тогда Фригг взяла неразрушимую клятву с каждого предмета в мире — живого и неживого — что он не причинит Бальдру вреда цитата из Младшей Эдды: «С огня и воды, с металлов бранных, камешков и деревьев, заболеваний и ядовитых веществ, птиц и зверей…». Единственный предмет, с которого богиня не взяла клятву, это омела — взглянув на юный побег, Фригг решила, что он очень юн и безвреден.

Момент с омелой показателен, поэтому что в реальности под данной метафорой прячется традиция, всераспространенная посреди старых германцев и раннесредневековых скандинавов. Согласно данной традиции, юные люди не имели права давать никаких клятв, поэтому что еще не обрели довольно жизненного опыта и устойчивых взглядов на окружающий мир по М.

Каплану «Еще раз о омеле». Клятвы, взятые Фригг, сработали практически — ни один предмет сейчас не мог уничтожить либо хотя бы ранить Бальдра, он стал неуязвим. И асы быстро превратили это в развлечение — они стали кидать в Бальдра разные предметы, но они все время отскакивали, а бог только улыбался. Локи, будучи классическим трикстером, не мог пройти мимо данной ситуации, потому обернулся одной из служанок Фригг и пришел в ее покои.

В разговоре с богиней Локи ненавязчиво увел тему в сторону Бальдра и выведал у Фригг, что она не взяла клятву с побега омелы. При этом в мифе упоминается определенный побег — «что растет на западе от Вальхаллы». Локи сорвал побег и по одной версии мифа сделал из него копье, по иной — стрелу разные версии возникли поэтому, что эддические тексты найдены в различных перечнях и так как у их были различные составители и переводчики, эти тексты часто сильно различаются.

Потом Локи отдал эту стрелу-копье Хёду, брату Бальдра, слепому богу судьбы. До этого Хёд стоял в стороне и не воспринимал роль в утехах богов, поэтому что не лицезрел Бальдра и не сумел бы в него попасть.

Но Локи вручил ему импровизированное орудие и произнес, что направит Хёда в подходящую сторону. Хёд, который страстно желал принять роль в необыкновенной забаве, сходу согласился. По одной из версий, Хёд метнул омеловое копье в Бальдра, по иной — он только держал лук, а тетиву с омеловой стрелой натягивал Локи. Так либо по другому, но омеловый прут поразил Бальдра и он погиб.

Почти все упускают этот момент, но в мифе также упоминается, что Один и остальные асы по некий причине не могли наказать Хёда сами. Для этого Всеотец и «принцесса с востока» Ринд зачали малыша, который вырос за один день. Его окрестили Вали и он достаточно нередко упоминается в эддических текстах, но везде прямо говорится, что он был рожден с определенной целью — уничтожить Хёда.

Что он и сделал в 1-ый же день собственной жизни. Еще принципиально отметить, что во всех перечнях Старшей Эдды Локи не связывают со гибелью Бальдра, потому полностью возможно, что это только наиболее поздняя интерпретация мифа может быть, вариант самого Стурлусона.

По поводу погибели Бальдра в Младшей Эдде сказано: «Так величайшее несчастье стряслось для богов и людей». Тело Бальдра асы омыли и перенесли на его ладью, которая называлась Хрингхорни в переводе с древнескандинавского — «с кольцом на форштевне». Это была самая прекрасная и крупная ладья во всем Асгарде, но она оказалась настолько тяжела, что асы не смогли двинуть ее в воду. Для этого они пригласили великаншу Хюрроккин в переводе «сморщенная от огня» и она просто столкнула ладью в море, при этом бревна, положенные под ладью, вспыхнули, а по всей земле проехался грохот.

Когда о погибели Бальдра выяснила его супруга Нанна, у нее разорвалось сердечко и она одномоментно погибла. Ее тело уложили рядом с телом супруга на ладью. Потом ладью подожгли и дальше в Младшей Эдде находится любознательная фраза цитата : «Тор освятил ладью Мьёльниром». До этого тот же оборот упоминается в мифе о путешествии Тора в Утгард, но там Тор освещает собственных мертвых козлов, чтоб вернуть их к жизни.

Соответственно, можно представить, что могучий ас таковым образом попробовал вернуть брата из мертвых. Эпизод с похоронами Бальдра в точно обрисовывает обряд похорон у скандинавов. Потом корабль отталкивали от берега и поджигали. Наиболее поздний вариант этого обряда — когда погибшего хоронили в земле при этом тоже в лодке , а место захоронения огораживали камнями, выкладывая их в форме корабля.

В описании похорон Бальдра есть еще два маленьких эпизода. 1-ый — во время обряда сожжения рядом пробегал черный альв Литур в переводе — «цветной» , Тор пнул его ногой и тот умер, угодив в огонь. С чем связан этот эпизод — неясно. 2-ой момент — перед тем, как ладья с Бальдром отчалила от берега, Один нагнулся к отпрыску и шепнул ему на ухо фразу, о которой также говорится в наиболее старом тексте «Речи Вафтруднира» из корпуса Старшей Эдды.

Что конкретно произнес Один отпрыску — непонятно, и на это показывает великан-мудрец Вафтруднир «Никто никогда не выяснит, что прошептал ты отпрыску, на костре лежащему». Может быть, этот эпизод показывает на сакральную часть обряда погребения, сведения о которой до нас не дошли. Один и Фригг, не в силах примириться со гибелью Бальдра, отправляют в мир мертвых Хельхейм другого собственного отпрыска Хермода Храброго.

Хермод отчаливает в путешествие на Слейпнире, восьминогом скакуне Одина. Он пересекает мост Гьялларбру «золотой мост» , переброшенный через реку Гьёлль, что отделяет Нифльхейм от Хельхейма. Потом проезжает через Металлический Лес Ярнвид, в котором родился Гарм и люд троллей, и оказывается в Хельхейме.

Хермод ведает Хель, что попрощаться с Бальдром пришли даже инеистые великаны, настолько любим он был всеми живущими. Хель ответила, что ежели Бальдра вправду обожали все, то каждый на данный момент проливает по нему слезы, и ежели это правда — она вернет отпрыска Одина в мир живых. Хель посмотрела на Девять Миров и увидела, что каждое живое существо рыдает по Бальдру. Каждое, не считая великанши Трекк имя с древнескандинавского переводится как «благодарность». Хель показал Трекк Хермоду и произнесла, что не может отпустить Бальдра.

При этом в Младшей Эдде на этот счет говорится: «Люди считают, как будто то был Локи» имеется ввиду великанша Трекк. Но нет никаких указаний на то, что трикстер вправду причастен к данной ситуации. Хермод конфискует у Бальдра который воссоединился в Хельхейме со собственной супругой Нанной волшебное кольцо Драупнир, которое Один вложил в ладонь отпрыска на погребальной ладье.

Хермод передает это кольцо Всеотцу, как подтверждение того, что он вправду был в Хельхейме и лицезрел Бальдра. И здесь принципиально отметить один момент — Один отправляет Хермода в Хель только опосля того, как тело Бальдра сожжено. То есть, возможно, в посмертный мир, как считали скандинавы, может попасть только соответствующим образом погребенный человек.

Это согласуется с легендами о драугах — восставших мертвецах, которые в ряде случаев восстают как раз поэтому, чтоб не были верно похоронены. Согласно эддическим текстам, Хельхейм — удел тех, кто погиб от старости либо заболевания. Тех же, кто умер в битве либо другим образом, но при этом вел достойную жизнь, ожидают чертоги Асгарда. Отсюда неясно, почему же Бальдр попал конкретно к Хель?

С иной стороны, когда Хермод встречает его, Бальдр совсем не опечален собственной смертью, он улыбается, обнимая Нанну, то есть полностью возможно, что посмертная жизнь в Хельхейме не так уж плоха. По уникальному эддическому мифу опосля смерти Бальдра начинается Фимбульвинтер в переводе — «великанская зима» , а все миры Иггдрасиля обхватывают хаос и войны. Опосля финальной битвы на равнине Вигрид, когда Сурт спаливает Вселенную, Бальдр и Хёд ворачиваются из мира мертвых и примиряются.

Вкупе с отпрысками Тора Моди и Магни, а также с 2-мя смертными Лив и Ливтрасир они будут строить новейший мир. В «Деяниях данов» Саксона Грамматика этот миф рассказывается по другому, при этом Грамматик утверждает, что это исторический факт. По данной версии, Бальдр и Хетеус соперничали за руку Нанны, дочери короля Норвегии.

Так как Бальдр был по данной нам версии полубогом, Грамматик говорит, что рядовая сталь не могла причинить ему вреда. Не считая того, на стороне Бальдра сражались Один и Тор. Тем не наименее, Хетеусу каким-то образом удается одолеть Бальдра в эпической битве и тот сбегает. А Хетеус берет Нанну в супруги. Через много лет Бальдр и Хетеус вновь встречаются на поле битвы, и Бальдр был уверен, что в этот раз одолеет собственного давнего конкурента.

Но тот был вооружен волшебным клинком, который отдал ему Мимир, по данной версии — лесной сатир. Клинок именовался Мистилтейн, что в переводе значит «омела». Хетеус наносит Бальдру смертельную рану и спустя три дня страшных мук тот погибает. Также по данной для нас версии Бальдр не был сожжен, его похоронили в кургане, выложив по периметру камешки в форме корабля.

Смерть Бальдра упоминается в 3-х условно-исторических хрониках условно — поэтому что в полной мере подтвердить их истинность мы не можем. Все три текста приводят различные варианты данной нам истории, но во всех 3-х Бальдр в итоге погибает. Миф о Бальдре — обычный не лишь для европейских, но также для азиатских культур древности. Этот тип мифа в культурологии именуют «миф о умирающем боге».

Сюжет его прост — всеми возлюбленный бог либо полубог в итоге катастрофических или опасных событий погибает, а потом так либо по другому ворачивается к жизни, что приводит к концептуальным переменам в мире смертных. В случае с Бальдром все достаточно масштабно — с его смертью практически гибнет весь мир, а с его возвращение из мертвых мир также возрождается. 1-ая тривиальная аналогия — греческий миф о Дионисе, боге плодородия. Согласно этому мифу, Дионис был растерзан титанами, но потом возвратился в мир живых еще посильнее, чем был, по одной из версий опосля перерождения он даже получает трон Зевса.

С сиим мифом соединено большущее количество ритуалов, которые проводились в Аргосе, Тенедосе и 10-ках остальных городов Старой Греции. Но, ежели медицина Месопотамии и Египта имела много общего, то развитие врачевания в Индии либо Китае шло своим методом и несколько изолировано. о этом дают представление индийские веды период хараппской цивилизации, III — начало II тысячелетия до н. Кроме представлений о происхождении мира, человека, о религии, философии и медицине в их содержится и опыт использования фармацевтических растений: в «Ригведе» описано 67 видов фармацевтических растений, в «Яджурведе» — 81, а в «Атхарваведе» — К классическому периоду 2-ая половина I тысячелетия — IV в.

И Артхарваведа, Аюрведа с тех пор обширно употребляют природные фармацевтические средства региона. Уже в трактат «Чарака самхита» вошли сведения наиболее чем о фармацевтических средствах растительного, животного и минерального происхождений. А в «Сушрута самхите» описано не наименее фармацевтических средств лишь из растений, посреди которых не было ни 1-го «иностранца».

Лекарства растительного происхождения — это самый большой класс. Обширное применение в практике отыскали рвотный орешек чилибуха , кротоновое масло из семян кротонового кустарника, кунжут, сенна, ревень как слабительные ; пасты из темного перца и душистых деревьев чихательные ; сухой имбирь как слюногонное, газоотводное, возбуждающее аппетит, противопростудное средство; а также при зубных болях, цинге ; дурман, аконит, опий, олеандр в качестве наркотических средств ; гвоздика при беспомощности зрения, заболеваниях желудка, печени, сердца за счет ее раздражающих параметров ; аир как средство, стимулирующее аппетит, при расстройствах кишечного тракта ; лимон при малокровии, кровоточивости десен, при сердечных болезнях ; галлы, «скатные орешки» при расстройствах желудочно-кишечного тракта.

Особенное место занимало и продолжает занимать средство для «освежения» памяти и сохранения долголетия — антибактерицидный и иммунноукрепляющий напиток Soma рецепт точно не известен, но все составляющие — природные. Кстати, значимая часть растений и сейчас употребляется в научной медицине Индии. Наиболее того, их популярность растет во всем мире.

Сбор лечебных растений был особенным и очень трудозатратным обрядом, требующим соблюдения почти всех критерий. Для отыскания неплохого сырья докторам приходилось странствовать по горам и лесам, обучаться у пастухов и охотников. Для облегчения данной нам задачки в III в. Слава о лечебных индийских растениях распространялась далековато. Алоэ, мускус, сандал, кинамон и др. Из средств животного происхождения использовались кожа, ногти, волосы для окуривания помещений при лихорадке ; кровь при потере крови ; мясо в консистенции с маслянистыми растительными веществами при истощении, нервных болезнях ; кости в виде золы в консистенции с иными лекарствами при нервных и детских болезнях, а также для окуривания ; масла и жиры как внешнее в виде втираний , коровье масло вовнутрь при чахотке ; мозг как внешнее для втираний и вовнутрь — при истощении ; желчь при лихорадке, глазных болезнях ; молоко коровье, козье, верблюжье, овечье и буйволиц как основное питательное средство в соединении с разными отварами при детских и нервных болезнях, а в соединении с маслом — как внешнее средство ; моча как легкое слабительное при червях и отравлениях, водянке, желтухе, диспепсии ; помет, в особенности коровий как внешнее при воспалении, изменении цвета кожи и вовнутрь в консистенции с иными лекарствами.

А также: мед, яичка, шпанские мушки, пиявки, сушеная желчь рыб, козлов, буйволов, одичавших кабанов. Индусы превосходили почти все цивилизации этого периодами своими познаниями в области химии и активно применяли их во врачевании. В качестве фармацевтических средств обширно использовались селитра, едкий натр, темная соль морская , бура, нашатырь, сера.

Драгоценные камешки алмаз, жемчуг, кораллы употреблялись как укрепляющие, их давали в консистенции с лимонным соком. Эта старая поговорка в полной мере отражала отношение докторов Индии к этому сплаву. Ртуть была известна в виде красноватой, желтоватой, белоснежной солей, ртутью вылечивали сифилис, парами убивали насекомых. В одной из вед есть рецепт обычной серной ртутной мази железная ртуть, сера, животный жир.

Мощным укрепляющим средством индусы считали золото. В целительных целях применяли серебро, медь при глазных болезнях , железо для восстановления кровопотери. При лечении кожных заболеваний в составе мазей использовались свинец, олово, цинк, сурьма, мышьяк в виде желтоватого и белоснежного вещества либо мышьяковистой кислоты. Античные индусы были очень искусны в приготовлении фармацевтических средств. Лекарства назначались вовнутрь в виде порошков, таблеток, отваров, мазей, паст, настоев, экстрактов, кашек, жженых средств.

И для внешнего внедрения — как втирания, водянистые пластыри, обливания, окуривания. Были и особые детские формы : пасты из сахара, меда, молока и масла. Опуская сходу несколько веков и географических областей на их сосредоточим внимание в остальных статьях , перейдем ко 2-ой строке классификации не запамятовали еще о ней?! Их возникновению мы во многом должны медицинской фармакологии — науке, занимающейся их исследованием и исследованием.

Благодаря ей и применению синтетических веществ получаемых в чистом виде, без ненадобных примесей, что делает лечущее средство наиболее действенным и в то же время безопасным , сделанных в итоге хим манипуляций, разрабатываются ЛС с отменно новенькими качествами и в согласовании с запланированными плодами. Это в корне изменило и подход к получению новейших ЛС, и терапию многих-многих болезней.

Сейчас для современного фармацевта либо доктора опыт прошедших поколений представляет только исторический энтузиазм, а не профессиональную необходимость находить лечущее средство в прописях предшественников. Историю научной фармакологии принято разглядывать с XIX века. Но у нее есть, естественно же, предтеча , так именуемая докторская химия ятрохимия , чьим основоположником считается Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, наиболее узнаваемый как Парацельс — Конкретно он выдвинул идею присоединения химии к медицине: «Я считаю химию нужной, без нее не может быть познания медицины.

Химик должен уметь из каждой вещи извлекать то, что приносит пользу людям. Химия имеет лишь одну цель: приготовлять лекарства, которые возвращают людям потерянное здоровье». Но эта мысль все же свое реальное воплощение в полной мере получила лишь в XIX в. Вот они 1-ые вехи в истории новейшей науки: г. К концу XIX в. Последующим шагом стало выделение гликозидов : дигитоксин, дигоксин, строфантин и др.

Дальше получили кумарины, флавоноиды и остальные вещества, владеющие, как правило, основными фармакологическими качествами содержащих их растений. И никакой мистики, никакого сверхъестественного покрова — незапятнанная химия. Как грибы в Древнем и Новеньком Свете начали возникать лекарственные лаборатории. В е годы в распоряжении докторов XIX в. Открытие наркотизирующего деяния хлороформа, этилового спирта, закиси азота навсегда изменило хирургию.

Возникновение анилнитрита и нитроглицерина г. Возникновение этих и почти всех остальных синтетических фармацевтических средств позволило великому физиологу и фармакологу И. Павлову именовать лекарства «универсальным орудием врача». В г. Это было 1-ое в истории лекарственное средство, сделанное для решения определенной задачки.

К слову, чтоб получить это лечущее средство, Эрлих синтезировал различных веществ и лишь й опыт стал удачным. Началась эпоха хим терапии — исцеления с помощью хим веществ, сделанных специально для борьбы с той либо другой заболеванием. Наверняка, в этом плане показательна одна история.

Еще в Старом Египте и Риме врачеватели знали о лечебных свойствах ивовой коры — естественного источника салицилатов — как жаропонижающего и болеутоляющего средства. И Гиппократ в собственных рекомендациях рекомендовал употреблять ивовую кору в виде отвара при лихорадке и родовых муках. По одной из исторических версий в исследованиях фармацевтических параметров этого растения активное роль принял священник Э.

Стоун из графства Оксфордшир Англия, г. Его заинтриговал вкус ивовой коры, напоминающий редкое и драгоценное лечущее средство для исцеления малярии — хину, изготовляемую из коры хинного дерева. Его обоснования эффективности настоя из ивовой коры для исцеления лихорадочных состояний через полста лет подтвердили суровые исследования.

А в году французский фармацевт И. Леру выделил из ивовой коры действующее начало — производное фенола, которое было названо «салицином» от латинского salix — ива. Правда, противолихорадочный эффект этого вещества оказался слабеньким и докторов не заинтриговал. Еще через несколько лет г. Левиг получил из салицина кислоту. Оказалось, что эту, салициловую, кислоту содержит не лишь кора ивы, но и почки тополя, маслины, вишни, сливы, апельсины. В особенности много ее было в таволге Spirea salicifolia.

Но прошло еще несколько лет до того, как она стала лекарством. История этого непростого пути содержит имена германского химика Кольбе, открывшего обычный метод ее синтеза из фенола, натриевую соль которого обрабатывают диоксидом углерода , фармаколога Феликса Хоффмана, усовершенствовавшего работу предшественников и в первый раз получившего ацетилсалициловую кислоту АСК в химически чистом и стабильном виде г.

Опосля исследования приобретенного Хоффманом вещества доктором Г. Дрезером, может быть, первого такового сурового в критериях промышленной лаборатории целительные характеристики, переносимость, широкая серия тестов на животных , в том же году г. Он получил свое торговое наименование во время Первой мировой войны этот статус был утрачен в США, Франции и Соединенном Царстве , а его создание принесло компании-владельцу колоссальные прибыли.

Лишь в г. По оценкам профессионалов, в мире раз в год делается около 45 тонн этого продукта. Вообщем, далековато не все историки приняли эту официальную версию, поставив под колебание заслугу Феликса Хоффмана. Первооткрывателями производства ацетилсалициловой кислоты они именуют французского химика Ш.

Жерара г. Вот такие детективные истории из истории. Кстати, и еще одну загадку хранил этот удачно применяемый продукт 7 десятилетий — механизм деяния. Только в г. Вэйна из английского царского хирургического института показала, что АСК тормозит синтез определенных аутогенных гормонов — простагландинов, содействующих воспалительным действиям, слипанию тромбоцитов, увеличению проницаемости кровеносных сосудов и подъему температуры тела влияние на центры теплорегуляции организма.

Не считая того, АСК подавляет болевую чувствительность. Эти же работы исследователей посодействовали осознать и механизм антикоагуляционного деяния ацетилсалициловой кислоты. Джон Р. Вэйн за свое открытие получил Нобелевскую премию. Исследования этого поистине знаменитого хим соединения длится и сейчас.

И кто знает, какие еще тайны оно откроет. Итак, рассматриваемая нами классификация, фармацевтические средства, избранные для иллюстрации принципиальных и увлекательных событий в истории населения земли, подразделяет на 2 огромные группы. Это средства природного происхождения, владеющие какими-либо ценными для людей качествами, потребность в которых стала предпосылкой почти всех человечьих поступков. И синтетические вещества, сделанные в лабораториях либо на производстве, ставшие или абсолютными клонами природных веществ, или производными природных веществ, или совсем новенькими, не имеющими в природе аналогов.

Но наука не стоит на месте. Как, вообщем, и жизнь. Человек XXI в. И в структуре заболеваемости современного Homo sapiens приобретенные и дегенеративные болезням изрядно потеснили инфекционные, поставив перед фармакологами новейшие исследовательские и практические задачки. Их решение дозволяет отменно поменять подход как к вопросцам сотворения фармацевтических средств, так и к самому лекарству — массивному средству в борьбе с заболеваниями.

И, видимо, в существующую классификацию фармацевтических средств по происхождению пора внести еще одну самостоятельную строчку — третью группу веществ, способных оказать большущее влияние на развитие грядущего цивилизации. Речь о веществах, сделанных природой, но «по заказу и под руководством» человека. Эта принципиально новенькая разработка, как ее не назови — генетическая инженерия либо биотехнология — в базе которой процесс встраивания в живой организм новейшего генетического материала, позволяющий получить вещества, отсутствующие и в природе, и в арсенале человечества.

Фон на аск конопля как установить на флешку браузер тор на hydra

Водка, конопля, жмых

ДЕТСКОЕ ПОРНО ЧЕРЕЗ ТОР БРАУЗЕР HUDRA

Большая часть торговых точек бедных заключённых мучить совершенно незачем. Связан лишь с высокой численностью индусов. Только в курортных ведь, не супчик.

По словам свидетелей, невнимательному человеку Ниссе может нанести вред. В том числе убить: скажем, непонятно откуда взявшимся поленом. Я в это верил. Поточнее, ощущал. В сквоте «Цвай пункт нулль» чувство угрозы исходило от каждого дежурного по Ниссе.

Юноша из Орхуса повсевременно дергался, как будто ожидая выстрела в спину. А провинциал из Эсбьерга в один прекрасный момент лег и накрыл собаку пеленкой, пролежав так, пока его не пришли сменять. Он не желал, чтоб гном забрал единственное на тот момент животное в этом сквоте. Переводится слово «Ниссе» как «милый небольшой родственник». В Швеции этого малеханького родственника зовут Томптеном.

В Финляндии Тонту. Другие региональные версии — композиция этих 2-ух слов в диковинных аллитерациях. Заинтересовавшись Ниссе, я увидел, что от юга к северу отношение к наличию небезопасного гнома в доме изменяется. В одном случае это друг, в последующем подхалим, в 3-ем озорник, в четвертом очень опасное явление вроде оголившейся проводки.

Больше не бей меня током. В особенности когда я стою на лестнице…. Некий черт принуждает меня приплести сюда географический фактор. Понятно, что географы Финляндию за Скандинавию не считают. Массовой истерии по гномоводству там нет. У их Ниссе как Белоснежка Disney — вечно скалящийся диснеевский ширпотреб без влияния местных традиций.

До таковых гномов есть дело лишь поехавшим. Дания уже издавна не старается быть Скандинавией, но к присутствию Ниссе относится обстоятельно, по-бытовому. Норвегия — вот здесь копать приходится глубоко, переплетая меж собой мир легенд, легенд и обыденности с приличным перевесом в сторону легенд. А еще есть Швеция, где и совсем всё трудно. У художника Киттельсена самый небольшой и злой тролль — это, естественно же, Томтен, домашний гном, злобное существо из темного мира зимних и опосредованно летних ужасов.

Но, вообщем говоря, гномы и тролли дистанцируются друг от друга. Ежели тролль делает бардак, то Ниссе наводит порядок. Как это нередко бывает, склад ума обитателей историко-культурного региона объединяет общий шизоидный пункт. Обитатели северноевропейского региона помешаны на порядке и рассудительности. Ежели бельгиец сядет за руль опосля нервяка либо драки — северянин не будет.

Переволновавшись, он не может управлять машинкой уверенно. Потому он быстрее процитирует Карлсона, выпьет пива и пойдет пешком, чем сядет за руль. Пиво можно в всех количествах начиная с 18 лет. Но ежели наутро предстоят дела, то ни о каком пиве не может идти речь. Это знают даже детки, в первый раз попробовавшие алкоголь. Таков порядок. Складывается воспоминание, что наружные силы управляют людьми до сих пор.

Разумеется, это следствие протестантского воспитания. Сами северяне, чтоб не вдаваться в подробности, предпочитают считать, что за ними смотрит гном. Конкретно на данный момент, когда я пишу эту статью, напротив посиживает обрусевший швед, переехавший в Петербург из городка со смешным заглавием Блёванд. Он презрительно комментирует, что, мол, это всё фермеры, торпари, шведская деревня. У торпарей собственного представления быть не может, они полагаются на чужое. Оттого и придуман был гном.

Ну, как огласить — не полагается. В свое время только торпари отправь против губернатора Бобрикова, желающего полной русификации Финляндии. В первый раз мне удалось пронаблюдать, как шведы якшаются с гномами, в году, и никак не на примере дремучего торпаря. Примером служил эксцентричный светский стокгольмский джентльмен, не связанный ни работой, ни обязанностями.

Звали джентльмена Дон Кальмарссон. В имени этом было что-то испанское. Сначала я растерялся. Мне казалось, что человек с таковым знойным именованием должен быть низеньким и вспыльчивым. Но когда я его увидел воочию, все шуточки в стиле «Тихий Дон» прилипли к горлу. Перед тем как выйти на сцену, Дон читал затейливую предсмертную виру точь-в-точь как в кинофильме «Тринадцатый воин». Окончив, он бросил мешок звукорежиссеру в лицо и востребовал замотать провода.

Когда он глядел на меня, казалось, что на данный момент даст по башке. Тем не наименее он был дружелюбен. Говоря поточнее, ему было на всё наплевать. В нем бурлила консистенция из безалаберности и пофигизма. Снаружи он казался каланчей, приблизившейся к двум метрам.

Пальцы данной пожарной каланчи повсевременно гнули пробки от пивных бутылок, содержимое которых он выпивал сам. В связи с отсутствием солидного финансирования фестиваля я был его гостем и развлечением сразу. Мы будем есть вок. Мы будем питаться пивом и тем, что найдем на помойке. Только бы ничего не готовить. Объев индонезийское ночное кафе до основания крутила, Дон нагрузился пивом сверх меры, желая сходу лечь спать. Но дома нас встретил разбитый на осколки горшок от фикуса, где Дон держал всё — от марихуаны до документов.

Кредитную карточку гонял по квартире кот. Здесь Дон сверкнул своими белыми зубами. Под напором хозяйственности его образ слегка поменялся. Он даже позвонил супруге, которая отсутствовала за ненадобностью больше года. Пост сдан. Может, увидимся? Нет, на Фила я не могу бросить. Некий он безответственный.

Вчера меня журил полицейский: не перебегай, мол, на красноватый свет. Сейчас мне не доверяют кормежку воображаемого гнома…. Мы позавтракали соевой пастой и мандаринами, которые остались от прошлых гостей. Ничего отвратительного в этот день с нами не случилось. Ниссе — это что-то вроде висячего над головой клинка. Чтоб человек не в особенности зазнавался и вел себя сообразно молекуле в организме.

Типа как у российских слышишь про лес, осины, красоту и здесь — война, блокада, не шали. Так и тут — плейстейшен, комиксы про Ьэтмена, переносная фотолаборатория. И вдруг этот Ниссе. Скажем спасибо протестантскому воспитанию, исключающему религиозный террор.

Никто не кричит для тебя в ухо «Уверуй в Ниссе! Традиция каши для Ниссе — это святыня. Кашу следует варить на ночь и бросить там, где вы отыщите аналог овина в современной квартире. К примеру, рядом с местом, которое облюбовал кот. Рецепт каши простецкий. Как в ватрушках из финской «Призмы». Все удивляются, почему самые вкусные из их заполнены обыкновенной рисовой кашей — это та самая каша для Ниссе и есть. Чтоб ее приготовить, довольно кинуть рис в воду, а позже залить до готовности, при этом молоком.

Рис брать короткозерный. В эталоне нужно накашеварить рисовый полужидкий кисель, который доходит под крышкой до полной готовности. Но вот, в конце концов, дело доходит до масла. Это самое сложное. Ежели масла не достаточно либо гном, не дай бог, его не отыщет — придет беда. Ежели много, то гном пожурит за расточительность. Любопытно было следить за тем, как Андерс Арентофт из Свенемёллена готовит для себя кашу.

Кусочек масла он вымерял по точнейшей линейке, которая была вытатуирована у него на пальце — память о работе часовым мастером. На минутку представим, что нет никакого гнома, а кашу никто не ест. То, что каши не жалко и она практически идет на помойку, — это и есть самое странноватое. Бережливость северного европейца нередко доходит до безумия. До докуривания бычков на улице. До повторного использования мед пластыря. До утилизации рождественской елки кулинарными способами. И так дальше.

Сколько каши уходит впустую, лучше не знать. В особенности ежели понятно, что самый дорогой рис — на севере. Не задумайтесь лишь, что я таковой дурак, чтоб не осознавать соблазнительность старых традиций. Моя бабушка, перед тем как включить телек, обводила вокруг него альмукантарат, а провод крестила 2-мя пальцами. Но ежели бы разговор зашел о выбрасывании каши на помойку, блокадная бабушка верно произнесла бы: «Нет».

На свете нет ни одной предпосылки, чтоб выкидывать еще неплохую кашу. Обладатель контактного зоопарка «Кикирляк» вдохновенно сказал, что, когда его карликовую походную колли несет, Ниссе постоянно приходит на помощь. Я полез в словарь, думая, что имею дело со сленгом. Оказалось, нет, просто старенькый язык. Нитку вощит.

Чрезвычайно полезное дело. Шведский пастор Гуннарссон был изготовлен не из религиозного теста. Он носил кеды с изображением сыра бри, его лоб украшал терновый венец, а щеку — татуированная слезка. Предполагаемую богословскую беседу с заездом в гномоводство он запорол возгласом «Тилль хельведи». Переводить это следовало так: «Куда для тебя тягаться со мной в этом деле, Филиппыч».

Я вспомнил. Да, они качаются на перилах как мортышки. Да, пьют британский эль из термосов. Местное пиво они не пьют. Фактически, и на данный момент мы не пили местное. Это был чешский бар. Но при этом шведский.

Как же забавно справлять Рождество в Копенгагене. Люди палят костры в огромных темных котлах прямо на улице. Девушки знакомятся и приглашают в гости. Панковский заповедник Христиания открыт до 12-ти ночи, а в сочельник и совсем не закрывается. Заместо наркотиков там продают глинтвейн и пунш. Опробовав городские рождественские утехи, заместо того чтоб придти домой и вырубиться, мы заночевали на лавке, рядом с парком на Фридрихсхайне.

Вторую ночь мы провели в очереди на такси, а опосля 5 утра, махнув рукою, направились прямо в кондитерскую. Для тебя домой хочется? Третьего января мы каким-то образом оказались на вечеринке в гостях. Хозяйка была из Хренландии. Совсем не собираясь ее обидеть, я пробую нарисовать для себя местность, лежащую за морем Баффина, меж Гренландией и Канадой, но ни тем ни иным не являющуюся.

Для меня и для датчан со шведами — это Хренландия. А теперь… внимание… вот пожалуйста. Пицца из гей-бара! Все приготовившиеся рассмеяться вдруг отвернулись, делая вид, что я тут случаем. Но я обиженно произнес, что рубить иконы не собирался.

Тогда меня отвели на кухню. В углу на забавном скандинавском камине стоял горшок. Правда, пустой. Зато рядом стояли коробки с рисовой кашей. Она была в трауре и с выщипанными бровями. Любопытно, что за границей традиции не погибают. Японский швед готовит кашу из бурой дробленки, а азербайджанско-шведский Ниссе употребляет в еду плов. О крайнем мне поведал тот самый Петер из Блёванда. Супруга его — наполовину турецкая азербайджанка. Ганновер, год. Мне удалось навязаться в компаньоны безбедному, но скучноватому мужчине.

Мужчина оказался непьющим. Утомившись от поисков «того самого» малинового вина и правильного остуживания джин-тоника, он решил дать меня в отличные руки в первом же баре. Тот резался в слот-машину. Перед Сигги стоял вместительный бокал в виде цветка с надписью «У-бот» то есть по-нашему «ерш», а по-местному «подводная лодка». Смешно, что заочно я был знаком с ним уже несколько лет. На тот момент Сигги Силмарссон был представителем исландской группы Stilluppsteypa. Когда-то она слыла известной и орудовала на сцене лэптопами, как Джимми Хендрикс.

В смысле банально дралась, как малыши учебниками. С годами Сигги стал таковым жестоким, что о ранешном периоде никто не вспоминает. Думаю, что период нашего с ним знакомства можно именовать промежным. Он еще не был жесток. Быстрее представителен. Реагировал на всё так, что взорвись бомба — глазом не пошевельнет. Дела наши не сложились в 1-ый же день. В конце концов, надувшись, как мышь на крупу, я заперся в туалете. Назло всем не закрыл дверь — пусть глядят.

Посиживал я долго. Сигги ушел в подвал за инструментами; требовалось залатать отверстие для выключателя, который опосля его массивного удара провалился в кирпич. Первым ко мне пришел пес. Посиживает, бельмища свои пучит. Спустя пятнадцать минут мы уже остужали кашу, не дав ей перевоплотиться в размазню, которой кормили в русской школьной столовой. Как-то я ночевал в одном доме с вороном. Хозяева нервничали.

Нужный обряд общения с вороном включал обязательное закрывание глаз перед сном тряпочкой. По другому мудрый ворон просто садился на лоб и по-свойски выклевывал эти глаза. А под тряпочкой ворону их не было видно. Ниссе поступает так же, как эта тряпочка. Он не сулит никаких благ. Он просто устраняет вас от неминуемой кары в ответ на забывчивость. Мог бы и бритвочкой полоснуть, либо как это там говорится. Точно так же работает логика благовоспитанного скандинавского протестанта.

Да, в общем, и мне нормально с таковой. Из-за коронавируса я уже год никуда не езжу. Осел по месту прописки. Сделал всё, что мог, облагородил дом портретами Бейба Рута и Тутса Тилеманса и подключился к спутниковым каналам. Но здесь возникла неувязка. Начались семейные свары. Мы с супругой ругались так, что чуток не обрушился потолок. Всё валилось из рук, трости для саксофона сохли, а клей от вставных челюстей забил водопровод так, что пришлось вызывать две аварийки сразу.

В конце концов, наш домашний кот Поппеянс захворал, заблевав перед сиим всю местность. Это вышло конкретно в тот момент, когда мне предстояла встреча с работодателем. Здесь я вспомнил о Ниссе. Я сообразил, что привез малеханького засранца с собой. Другого разъяснения не было. Работы я тогда так и не получил. Мне пришлось обучаться варить кашу. Сначала я попробовал пойти на обман, покупая быстрозавариваемую кашу в «Пятерочках».

Но Ниссе протестовал. Не считая того, он не ел овсяную. В конце концов, мне на плечо свалилась люстра. Попытка сварить плов под управлением Петера из Блёванда не удалась, а оставленная на пару дней кастрюлька с замоченным рисом перевоплотился в саке. Под завязку посуда раскокалась, а сам я во всем разочаровался. Через недельку я бойко экспериментировал с рисом, как это принято в Скандинавии, то есть в виде каши.

Дошел в этом деле до некого совершенства. Но гном всё равно ничего не ел. Спустя уже две недельки я всё-таки раскопал секретную информацию — Ниссе жрет по ночам. За день каша успевает испортиться. Для получения данной для нас инфы пришлось скачать древний фолиант и ковыряться с переводчиком, добывая буковкы с диакритическими знаками при помощи выделения и копирования.

Спустя еще недельку шведы из представительства объяснили Таньке, что супруг ее мудр и прозорлив. Владения Ниссе простираются чуток ли не до Италии. Ну либо хотя бы до Литвы либо Польши, где он сдается на милость католиков. В Рф католиков нет, а православную схиму Ниссе не воспринимает.

Лучше всего он ощущает себя в Петербурге, где много скандинавских мест, начиная от церкви Святой Екатерины и заканчивая складом «Фейри» на улице Уточкина. Ниссе тут достаточно комфортно. В подтверждение шведы из представительства проявили свою утварь для готовки и предложили посильную помощь. Но помощь не пригодилась. За недельку я поднаторел в этом деле так, что мог выпечь калитку хоть в своем кармашке. Ниссе съедал от половины до трети горшка с кашей — в зависимости от того, был ли я бережлив.

Самым сложным оказалось придерживаться регулярности. Гномы охраняют потаенные сокровища. Считается, что живут они намного подольше, чем люди. В собственных владениях гномы ведут хозяйство, их кладовые постоянно полны запасов. Это качественные ремесленники и кузнецы, они куют чудесные клинки и изготавливают остальные примечательные вещи.

В легендах встречаются и добрые, и злые гномы. Невзирая на их силу и чудо, одолеть гномов можно, проявив хитрость и находчивость. Но часто гномы и сами приходят людям на помощь, в особенности в ответ на доброту и уважительное отношение к для себя. В общем-то гномы — это хороший и трудолюбивый люд, но они сильно пострадали от человеческой алчности, поэтому людей недолюбливают.

Время от времени они выходят на поверхность, и ежели встретят в горах человека — стращают его громким кликом. Гномы воюют в подземельях с горными монстрами гримтурсами, драконами и троллями, которые охотятся за их сокровищами. Гномье племя состоит из различных типов. Более всераспространенным является Лесной Гном, который изредка заходит в контакт с человеком. Садовый гном живет в старенькых садах и любит говорить жалостливые рассказы.

Пустынные гномы намного крупнее, чем их лесные братья и выбирают умопомрачительно сероватую одежду. Домашние гномы владеют большими познаниями различных языков и наук, которые изучают люди. Гномы, живущие на фермах, напоминают собственных родичей, которые живут в домах людей, но наиболее консервативны в манере общения и одежде.

Северные Гномы были наиболее воинственными, чем другие, и просто схватывались даже с троллями. Они намного больше размером, чем остальные типы и имеют наиболее противную природу. Лучше никогда не вызвать ярость таковых гномов, так как они восхищаются местью — их девиз кровь за кровь, глаз за глаз.

Дамы гномихи носят одежду сероватую либо цвета хаки. Костюмчик традиционно состоит из блузки и юбки. На ногах нередко можно узреть черно-серые гольфы и высшую обувь либо шлепанцы. До этого, чем выйти замуж, гномиха надевает зеленоватую кепку. Уже замужем волосы гномиха прячет под шарфом черных тонов. Некие источники молвят, что гномы преобразуются в камень под лучами солнца, но ночкой они могут оживать из камня и продолжать свою деятельность.

Большая часть Гномов в 7 раз посильнее человека, лучше лицезреют и скорее бегают. Эти возможности помогают гному сделать чрезвычайно почти все. Из-за их любви к животным все животные леса являются друзьями гномов и готовы посодействовать им в хоть какое время.

По большей части гномы овощееды, так как дружат с животными и живут в лесах. Основная их пища — орешки, грибы, горох, бобы, небольшой картофель, яблочный соус, фрукты, ягоды, клубни, специи, овощи. Как напиток, гном пьет росу, мед медовуху , настойки на ягодах и пряный джин. Скандинавская мифология? Время от времени с малыша, время от времени с палец?

Ежели скандинавские, то свартальвы. И не с палец. И уж тем наиболее у скандинавов не было лесных и пустынных гномов. Далее такую дичь читать смысла нет. Казалось бы, какое значение может иметь старогерманский фольклор в современной жизни? Для чего он нужен, не считая как для сотворения сюжета фэнтази трилогий либо копипасты бабаек для малышей.

Ведь больше нет ни тевтонов, ни саксов, ни лангобардов. Их сказки медлительно вымирают, вытесняясь наиболее модными и отражающими современную реальность историями. И лишь время от времени какая-нибудь легенда о Крампусе, жрущим троечников, припоминает нам о былых легендах. Да что там — в эру, когда гипотетический Нетфликс представляет зрителю старого германца, как чернокожего и бисексуального варвара с идеей, в особенности трудно говорить о фольклоре честно.

Но Scientae Vulgaris любит мифологию, сказки и историю религий. Ведь когда-то, в черные грозные времена, они подменяли науку. Тогда, по мнению современников, по земле прогуливались нибелунги, а мед познания были уделом богов. А сейчас мы побеседуем о 3-х королях кобольдов. Во-1-х, выкиньте из головы красивые и калоритные образы Торина и Траина, рисованных гоблинов и гномов, героев Белоснежок и иных диснеевских голубоглазок и «чудножопок» — кобольды германской мифологии имеют к ним очень скромное отношение.

Вообщем, как и их кельтские аналоги, и почти все остальные низкорослые существа и идеи, берущие начало в народных преданиях, а не литературных произведениях. До этого всего поэтому, что кобольды не были выдуманы. Ежели мы поглядим на современное словарное определение кобольдов, то мы увидим следующее: дух либо суть, способная материализоваться в форме животного, огня, людского существа либо свечки.

Большая часть позднесредневековых источников рисуют их как низких гуманоидоподобных созданий, ростом со школьника, уродливых, в прыщах и бородавках, в грубой фермерской одежде либо разодетых как рудокопы, которые так издавна бастуют из-за задолженности по зарплате, что уже никто не помнит, какая это шахта либо какой класс школы, ушедший на удаленку. Во-2-х, это не постоянно человек. У кобольдов, как у духов, существует три формы бытия: домовые духи, духи шахт и духи кораблей.

Все три смотрятся по-разному, имеют различный смысл, возможности и обличия. Почему они вообщем могут быть увлекательны. Ну само слово «кобольд» является свидетельством выживания древних традиций и ритуалов язычества вопреки засилью христианства. И это обычное и емкое слово морфологически лежит в исторической базе не лишь слова «гоблин», но и к примеру хим элемента кобальта, и минерала скуттерудита.

Вера в кобольдов уходит корнями в самое древнейшее язычество, когда 1-ое население Европы поклонялось домовым духам, олицетворяющим очаг и огонь. Согласно германскому поэту XIII века Конраду из Вюрцбурга, средневековые немцы вырезали кобольдов из самшита, делали фигуры из дерева и воска. Это было соединено с поверьем, что, ежели фигурку сделать довольно точно, то кобольд остается к ней привязан навсегда и не сумеет покинуть дом, где она находится.

Эти кобольды были в высоту от 30 до 60 см от 12 до 24 дюймов , имели красочную одежду и огромные рты. Фразеологизм го века «смеяться, как кобольд», быстрее всего, относился к сиим куколкам с обширно открытыми ртами. То есть, это просто «дух-хранитель», либо домовой. Но каким образом обыденный домовой мог стать существом всепригодным — добывать золото, воевать с людьми, иметь царства и посиживать на троне?

Чрезвычайно просто — со временем он стал нарицательным. Ежели это дух дома, то что ежели дом незнакомый, либо таковых домов много? А обитатели в их странноватые, чуток ниже ростом и ни черта по вашему не понимают? Шотландский исторический писатель Вальтер Скотт подразумевал, что протонорвежцы основывали свои представления о кобольдах на низкорослых финнах, саамах и латышах, которые бежали от вторжений и находили убежище в пещерах и горах Северной Европы.

Там они применяли свои кузнечные способности в работе и, по верованиям протонорвежцев, стали как сверхъестественные существа. Эти легенды оказались популярны, прижились на почвах, страдающих от переселений народов и бессчетных войн. Приблизительно так люди и превратившись в кобольдов, германских гномов, французских гоблинов и шотландских боглов.

С иной, диаметрально противоположной, стороны, такие создатели, как Уильям Эдмонстун Айтун и Теодор Мартин, подразумевали, что сами норвежцы были прообразами для шахтных кобольдов и схожих созданий, так как норвежские горняки и кузнецы сами «были малеханькими в собственных физических размерах и традиционно располагали свои кузницы около устьев шахт посреди холмов».

Какой бы люд и какие бы мигранты либо беженцы не послужили макетом для воплощения вида кобольда в нечто осязаемое, у их непременно были и свои правители. Отражено это и в легендах о кобольдах. Одна из самых красивых — Великий повелитель Лаурин.

Во многом, легенда о нем известна благодаря поэме «Der kleine Rosengarten» Небольшой розарий , произведению неизвестного создателя о знаменитом герое Дитрихе фон Берне вероятнее всего, короле остготов Теодорихе Великом. Происходит оно из Южного Тироля, приблизительно года. Легенда имеет последующий сюжет.

Ему принадлежал подземный дворец из сверкающего кварца. Но его особенной гордостью и радостью был большой сад, расположенный прямо перед входом в его подземный хрустальный замок. В этом саду цвело бесчисленное множество расчудесных роз, чей запах зачаровывал своим благоуханием, чуть ли ни от подножия самих гор.

Зайти в сад мог хоть какой желающий, ведь заместо забора он был отмечен только тонкой шелковой нитью. Но горе было тем, кто попробует сорвать хотя бы одну из роз. Согласно царскому указу, несчастному отрубали левую руку и правую ногу.

В один прекрасный момент Повелитель на реке Эч решил выдать свою дочь Симильду замуж. И собрал в честь этого большой пир, куда пригласил всех авторитетных людей округи. Но не позвал только короля Лаурина. Повелитель под Горой обиделся и решил показаться инкогнито, в шапке-невидимке.

Прибыв на пир, он здесь же влюбился в принцессу Симильду, а потом здесь же её украл. Он бросился к для себя в горное королевство, но погоня настигла его прямо перед его розарием. Он спрятался в нем, но по чуть приметному колебанию лепестков роз рыцари Короля на реке Эч, отыскали его и вернули принцессу домой. Лаурин был так разгневан предательством цветов, что проклял розарий.

Он произнес «Ни деньком, ни ночкой никто не должен опять узреть это красивое зрелище». Но сказав это, Лаурин запамятовал упомянуть о времени меж деньком и ночью: сумерках. И потому нежное сияние Розового сада все еще можно узреть на рассвете и в сумерках. Одним из самых узнаваемых героев легенд является повелитель Гольдемар. Он был покрыт длинноватыми серебряными волосами, а его голова и борода украшены короной и драгоценностями.

В фиолетовой мантии он воспринимал гостей и слушивал тяжбы. В эпической поэме Альбрехта фон Кеменатена, Гольдемар встречает Дитриха Бернского времена войны короля остготов Теодориха — с вождём германских наёмников Одоакром, дата погибели — Что это были за добрые гномы, можно осознать из народной легенды, записанной Томасом Кейтли в году.

Он ведает, как Гольдемар на заре собственной молодости жил домовым духом с Невелингом фон Харденбергом в замке Харденштайне, что на реке Рур. Гольдемар охотно общался со смертными, называл Невелинга своим сводным братом, а замку и всем его обитателям дарил фортуну и везение в обмен на место для собственной лошадки в конюшне, место за столом и кровать для ночлега.

Он умело бренчал на арфе, был неплох в игре в кости, азартен и весел. Единственным условием для его пребывания в доме был запрет на созерцание его смертного вида, почему Гольдемар делал всё это, будучи невидимым. Но те, кто общался с ним, обрисовывали, что невидимость ни чуток им не мешает, а руки кобольда похожи на лягушачьи, гладкие, прохладные и мягенькие. История заканчивается через три года совместного проживания, когда один странник так захотел узреть Гольдемара, что обсыпал бедолагу пеплом из очага.

В ответ Гольдемар нарубил его на кусочки, мясо и плоть обжарил до корки, ноги и голову сварил в котле, унес к для себя в спальню, с аппетитом съел и ушел, со словами, что сейчас им всем будет такое же несчастье, как до этого было счастье. Замок Харденштайн, прошлый принципиальным центром рудного и кузнечного дела копали в-основном уголь в средние века и упоминаемый даже в повести о Нибелунгах, и по сей день стоит в руинах.

Брат Гольдемара — Альберих — занимает свое место в истории благодаря Песни о Нибелунгах, где он является хранителем сокровищ Нибелунгов — мифического гномьего народа. Альберих владеет силой 12-ти человек и так крут, силен и брутален, что даже Зигфрид побеждает его лишь при помощи плаща-невидимки.

Опосля поражения гном признает Зигфрида другом и соратником и служит ему верой и правдой. В стихотворении Ортнит Альбериха обрисовывают в обличье малеханького малыша, при том узреть его можно лишь владея волшебным кольцом. По сюжету он соблазняет царицу Ломбардии и становится папой великого героя — Ортнита.

Когда возмужавший Ортнит начнет свататься к языческому царю Махорелу, Альберих с ним воссоединится и поможет захватить сердечко дамы. Когда же Ортнит отправится на войну с драконами, отец заберет у него кольцо в целях сохранности. В старом германском эпосе о короле Теодорике, Альберих куёт великие клинки Экисакс и Нагелрингр для него.

Дело происходит в замке Карла Великого в Ингельхайме. По преданию, Элегаст был старенькым другом Карла. Он жил в лесу и владел различными чудными способностями — мог открыть хоть какой замок без ключа, мог усыплять людей собственной мистикой и с помощью травок говорить с животными. Непосредственно в данной легенде Элегаст выручает Карла от заговора при его дворе, помогая раскрыть предательство зятя.

За что получает право возвратиться из леса, куда был изгнан, и получить в супруги смертную человеческую бабу приятных окружностей и авторитетного рода. Не считая Гольдемара и его братьев, существовавших вопреки христианству и имеющих прямые ассоциации с вождями племен и воинами, сметенными великим переселением народов, есть 10-ки, ежели не сотки, этнографических знаменитых персонажей, позабытых, но удачно вписанных современными создателями в новейшие сюжеты.

Как пример знаменитого персонажа — Рубецаль , народный чешский гномий повелитель под горой. В легендах Рубецаль стает в виде капризного гнома либо горного духа. С неплохими людьми он дружит, учит их медицине и дарит им баснословно дорогие подарки, но за нехорошие слова либо насмешки он мстит бешено, ибо нет ничего страшнее, чем гномьи обиды.

Истории, связанные с ним, происходят из языческих времен. Рубецаль то стает повелителем погоды, то Одичавшей Охотой. Ежели обратиться к чешским сказкам, то в их он изобретает хлебную закваску и кисель. Есть даже гора — Кисельный котёл в форме соответствующей чаши, и в ее окрестностях даже обитает фразеологизм, что туманная погода обязательно связанна с тем, что Рубецаль варит свои кисели.

Исторически его нрав изменяется вкупе с тем, что переживает сама Богемия либо Чехия. Он то карает всех, кто лезет очень высоко, бросая камешки и насылая снегопады, то напротив помогает бедным чехам, ежели их притесняют германские помещики. Отсюда берет свои истоки Эльба, тут же посреди альпийских лугов, бамбуковых и сосновых лесов — богатые залежи угля, железа и меди.

Там же размещено одно из наистарейших рудокопательных поселений. Местечко понятно как хижина Коварна нем. Bergschmiede — и это древняя горная кузница на юго-западном склоне Снежки. Согласитесь, темная крепость Barad Dur из Сильмариллиона сходу играет новенькими цветами чешского светлого, а совсем не темным наречьем Мордора.

Моравии либо Силезии. Краконош Рубенцаль попал в литературу из устного творчества в году. Пражский гельветский священник Гавел Желанский тогда упомянул о нем в собственном труде «О злых ангелах и дьяволах». Иной священник, иезуит Богуслав Балбин, в собственном труде по истории Богемии от года обрисовывает Краконоша как привидение, появляющееся в виде то монаха, то шахтера, то охотника, то старика, время от времени одичавшей лошадки, пореже лягушки, петушка либо вороны.

Короче, в этих горах он вездесущ. Как бы то ни было, Краконош, либо Рубенцаль, участвует практически во всех народных чешских притчах и поверьях, в его честь названо светлое пиво, а в Трутнове, среди центральной площади Краконоша, находится фонтан Краконош со скульптурой года.

Спасибо, что прочитали до конца. Может быть сейчас, когда вы будете глядеть переснятого в согласовании с современными веяньями Властелина Колец либо Хоббита, при виде чернокожего Торина либо Гимли, вы тихонько спросите себя — Jak, jak se jmenujete? Аск и Эмбла мужчина и дама соответственно упоминаются в «Младшей Эдде» Снорри Стурлусона, а также в наиболее ранешном поэтическом сборнике «Старшая Эдда». При этом акт сотворения Аска и Эмблы разнится в зависимости от источника. В Стурлусоновой Эдде асы сделали людей из деревьев, в поэтической — встретили их на берегу моря.

С древнескандинавского Аск «Askr» переводится как «ясень», перевод имени Эмбла «Embla» не настолько однозначен. Есть две более всераспространенные интерпретации. Обе версии тщательно рассмотрены в монографии Р. Симека «Словарь северной мифологии». Торп в собственном анализе «Старшей Эдды», ссылаясь на Я. Гримма, утверждает, что имя Эмбла происходит от форм «amr», «ambr», «aml», «ambl», которые в любом контексте могут быть переведены как «усердный труд».

Слово «Embla» таковым образом может быть переведено как «занятая женщина». Там же Б. Торп проводит аналогию с Машьей и Машьяной из персидской мифологии, где 1-ые люди также были сделаны из деревьев. В «Старшей Эдде» Аск и Эмбла упоминаются в части «Прорицание вёльвы», где пророчица ведает, как Один, Хёнир и Лодур вышли к берегу моря и узрели там людей, «судьбы не имевших». Они были холодны, не умели дышать и говорить, в их не было духа. Дух им даровал Хёнир, дыхание — Один, а Лодур сделал их теплыми и люди обрели обычный цвет кожи в оригинале применено слово «румянец».

На морском берегу они встречают не людей, а два дерева, из которых делают две «заготовки». Асы наделяют их формой, которая присуща человеческому роду с тех пор, позже вдыхают в их жизнь, дают им «движение и разум», а потом восприятие, речь, слух и зрение. Дальше люди получают одежду и имена — Аск и Эмбла.

Они селятся в Мидгарде и дают начало людскому роду. Стоит отметить, что в «Песне о Риге», которая в фрагментарном виде находится только в одном перечне «Старшей Эдды» Codex Wormianus либо манускрипт AM fol , находится другая версия сотворения населения земли. Там людей делает Риг Хеймдаль. Симек в виде Аска и Эмблы лицезреет общий для всех индоевропейских народов архетип добывания огня в первобытном обществе — трение мягенькой древесины виноградная лоза о наиболее твердую ясень.

Подобные образы исследователь находит в разных культурах по всей местности Европы, включая Античную Грецию. При этом акт добывания огня в контексте вращения древесной палочки в углублении на продольно расположенном кусочке древесины в протоиндоевропейских культурах предположительно мог ассоциироваться с половым актом.

Симек находит доказательство собственной теории в изображениях, найденных в так именуемом «Королевском погребении» в Кивике Швеция , которое датируется XV веком до нашей эпохи эра бронзы. Пухвель в «Сравнительной мифологии» говорит о том, что всем старым культурам свойственен миф о первородной паре мужчине и даме , которых сделали боги и которые положили начало человеческому роду.

Хультгард в противоположность Я. Пухвелю говорит о том, что индоевропейские и азиатские мотивы о первородных парах кардинально различаются. В индоевропейских культурах людей делают из деревьев, тогда как в семитских — из глины, земли либо крови. Хультгард лицезреет в этом принципиальную разницу 2-ух культурных предтеч.

Подобные фигуры, датируемые разными эрами от неолита до ранешнего средневековья, находят по всей Германии. Дэвидсон подразумевает, что это образы «господина и госпожи» ванов — пантеона старых северных богов, предшествовавших асам. Дэвидсон пишет, что конкретно от данной пары ванов мог потом произойти образ Аска и Эмблы. В монографии «Словарь норвежских легенд и легенд» Э.

Орчард говорит, что образы Аска и Эмблы не непременно строго мифологические, они могут быть основаны на некоторых германских либо протогерманских фольклорных источниках, базирующихся на сейчас утерянных описании исторических личностей либо событий.

Симек лицезреет тут очевидную лингвистическую аналогию с именами Аск и Эмбла. Теорию подтверждает тот факт, что у Дьякона Асси и Амбри обращаются к Одину который упомянут как Годан , чтоб тот даровал им победу. Аск и Эмбла настолько крепко вошли в культуру северных народов, что в Скандинавии их непревзойденно помнят до сих пор.

К примеру, эта мифическая пара изображена на почтовой марке Фарерских островов, а в Сёльвесборге Швеция есть статуя, изображающая Аска и Эмблу. В скандинавской мифологии Фригг либо Фригга является женой Одина, ее именуют мудрейшей из богинь и «матерью всех асов» в частности, таковой оборот находится в погребальной песне «Sonatorrek» Эгиля Скаллагримсона. Обычно Фригг почитается как богиня брака, любви, верности, домашнего очага и плодородия, хотя, по всей видимости, с течением времени ее функции изменялись.

Исконная этимология древнескандинавского слова «Frigg» неизвестна, но в неких текстах супругу Одина также именуют Фрейей, но ее образ в этих вариантах очевидно дистанцирован от сестры Фрейра, которая происходила из рода ванов. С иной стороны, некие исследователи проводят гипотетические параллели меж 3-мя божествами — Фригг, Фрейей и Фрейром.

Есть версия, согласно которой вначале это могла быть одна богиня, функции которой потом отчасти разделились меж Фригг, Фрейей и Фрейром. Таковым же образом некие исследователи считают, что братья Один, Вили и Вё в реальности являются триединым воплощением верховного аса. Некие лингвисты считают, что у имен Фригг «Frigg» и Фрейя «Freyja» единый индоевропейский корень «frig», который можно перевести как «возлюбленная» так же обычно переводят имя Фрейи.

Но Жан де Вриес в собственной работе «Altgermanische Religionsgeschichte» говорит, что имя Фригг происходит от другого индоевропейского слова — «fri», что в переводе значит «принадлежащая роду» либо «находящаяся под защитой рода». Имя Фригг предположительно легло в базу обозначения 5-ого дня недельки — «Freitag» на германском и «Friday» на британском.

И хотя почти все исследователи допускают, что имела место контаминация с именованием Фрейи, в Скандинавии пятница обычно посвящена конкретно Фригг. Но в неких скальдических текстах Фьоргюн — это мама Тора, которая в «Старшей Эдде» названа Ёрд и выступает воплощением земли соответственно Один, отец Тора, становится воплощением неба.

То есть не совершенно ясно, кто таковой либо кто таковая Фьоргюн, и как он она соотносится с богиней Ёрд. По иной версии, отца Фригг зовут Нат и он является йотуном или инеистым великаном , хотя этимология этого имени также неизвестна. Но некие скандинавоведы считают, что Фригг, подобно Тору, является партеногенным потомком Фьоргюн-Ёрд. С иной стороны, вначале здесь могло быть два божества бог и богиня с фактически схожими именами, которые, к примеру, могли различаться только на письме в оригинале на древнеисландском в различных текстах употребляются формы «Fjorgyn» и «Fjorgynn».

Подобные дуады — не уникальность для скандинавской мифологии Фрейя и Фрейр, Ньёрд и Нертус. Остальные исследователи убеждены, что Фьоргюн — это мужское божество, этимология имени которого восходит к старому балтийскому богу-громовику Перкунасу Перун у славян. В частности, скандинавовед Карл Хьяльм подразумевает, что Фьоргюн назван предком Тора образно, то есть в реальности он предшествовал ему в роли главенствующего небесного воина.

Что важно — вариативен перевод эпитетов. Тем наиболее, что в «Перебранке Локи» это слово употребляется несколько раз в части, когда опасный бог огня уличает Фригг в супружеской неверности. Согласно эддическим текстам, богиня Фригг владеет пророческим даром, она ведает судьбами людей и богов, но никому не открывает тайны грядущего.

Фригг единственный раз пошла наперекор своим принципам, попытавшись поменять известное ей будущее — это легенда о смерти Бальдра. Богиня заклинала все живое и не живое в попытке защитить отпрыска, но в итоге конкретно ее деяния и привели к смерти Бальдра. В этом смысле миф является показательным и, возможно, прячет в для себя философскую идею о неотвратимости судьбы.

Эмблемой Фригг является веретено, и это очень принципиальный момент, который объясняет, как важное место занимала она в древнескандинавском пантеоне. Как понятно, норны сплетают человеческие судьбы из нитей, но прядет эти нити конкретно Фригг. Хотя в эддических текстах богиня Фригг не именуется пряхой, во почти всех скальдических произведениях находится слово «Friggerock», что в переводе значит «веретено Фригг», или просто «прялка».

Сиим же словом в южных областях Скандинавии назвали созвездие «Пояс Ориона». Основой для приготовления фармацевтических средств были молоко, мед, пиво. Папирус обрисовывает и технологические приемы, используемые при получении лекарств: настаивание, процеживание, сбраживание, выжимание, перегонка, экстрагирование, возгонка. Египтяне открыли дистилляцию вина и кедровой смолы.

Они выделили скипидарное масло, ароматические травяные экстракты в виде дистиллированного масла ароматерапия, либо исцеление нездоровых маслами травок, родилась конкретно в Египте. Составитель данной нам неповторимой энциклопедии старых мед познаний поведал и о фармацевтических формах, используемых врачевателями, — мазях, аква растворах, отварах, промываниях, клизмах, компрессах, горчичниках, пластырях, примочках, припарках, настоях, таблетках. И о времени приема фармацевтических средств, и о остальных особенностях докторских назначений.

Кстати, чрезвычайно популярной была таковая сигнатура, как прием «утром и вечером». Умопомрачительно, но уже тогда египтяне знали характеристики плесени хлебной либо древесной , которой посыпали гноящиеся раны. Приблизительно в это же время фармацевтическая терапия развивалась и в остальных цивилизациях старого мира — в Индии, Тибете, Китае и остальных странах Востока.

Изучая окружающую природу, люди находили полезные для исцеления организма вещества. Но, ежели медицина Месопотамии и Египта имела много общего, то развитие врачевания в Индии либо Китае шло своим методом и несколько изолировано. о этом дают представление индийские веды период хараппской цивилизации, III — начало II тысячелетия до н.

Кроме представлений о происхождении мира, человека, о религии, философии и медицине в их содержится и опыт использования фармацевтических растений: в «Ригведе» описано 67 видов фармацевтических растений, в «Яджурведе» — 81, а в «Атхарваведе» — К классическому периоду 2-ая половина I тысячелетия — IV в. И Артхарваведа, Аюрведа с тех пор обширно употребляют природные фармацевтические средства региона. Уже в трактат «Чарака самхита» вошли сведения наиболее чем о фармацевтических средствах растительного, животного и минерального происхождений.

А в «Сушрута самхите» описано не наименее фармацевтических средств лишь из растений, посреди которых не было ни 1-го «иностранца». Лекарства растительного происхождения — это самый большой класс. Обширное применение в практике отыскали рвотный орешек чилибуха , кротоновое масло из семян кротонового кустарника, кунжут, сенна, ревень как слабительные ; пасты из темного перца и душистых деревьев чихательные ; сухой имбирь как слюногонное, газоотводное, возбуждающее аппетит, противопростудное средство; а также при зубных болях, цинге ; дурман, аконит, опий, олеандр в качестве наркотических средств ; гвоздика при беспомощности зрения, заболеваниях желудка, печени, сердца за счет ее раздражающих параметров ; аир как средство, стимулирующее аппетит, при расстройствах кишечного тракта ; лимон при малокровии, кровоточивости десен, при сердечных болезнях ; галлы, «скатные орешки» при расстройствах желудочно-кишечного тракта.

Особенное место занимало и продолжает занимать средство для «освежения» памяти и сохранения долголетия — антибактерицидный и иммунноукрепляющий напиток Soma рецепт точно не известен, но все составляющие — природные. Кстати, значимая часть растений и сейчас употребляется в научной медицине Индии. Наиболее того, их популярность растет во всем мире. Сбор лечебных растений был особенным и очень трудозатратным обрядом, требующим соблюдения почти всех критерий. Для отыскания неплохого сырья докторам приходилось странствовать по горам и лесам, обучаться у пастухов и охотников.

Для облегчения данной для нас задачки в III в. Слава о лечебных индийских растениях распространялась далековато. Алоэ, мускус, сандал, кинамон и др. Из средств животного происхождения использовались кожа, ногти, волосы для окуривания помещений при лихорадке ; кровь при потере крови ; мясо в консистенции с маслянистыми растительными веществами при истощении, нервных болезнях ; кости в виде золы в консистенции с иными лекарствами при нервных и детских болезнях, а также для окуривания ; масла и жиры как внешнее в виде втираний , коровье масло вовнутрь при чахотке ; мозг как внешнее для втираний и вовнутрь — при истощении ; желчь при лихорадке, глазных болезнях ; молоко коровье, козье, верблюжье, овечье и буйволиц как основное питательное средство в соединении с разными отварами при детских и нервных болезнях, а в соединении с маслом — как внешнее средство ; моча как легкое слабительное при червях и отравлениях, водянке, желтухе, диспепсии ; помет, в особенности коровий как внешнее при воспалении, изменении цвета кожи и вовнутрь в консистенции с иными лекарствами.

А также: мед, яичка, шпанские мушки, пиявки, сушеная желчь рыб, козлов, буйволов, одичавших кабанов. Индусы превосходили почти все цивилизации этого периодами своими познаниями в области химии и активно применяли их во врачевании. В качестве фармацевтических средств обширно использовались селитра, едкий натр, темная соль морская , бура, нашатырь, сера. Драгоценные камешки алмаз, жемчуг, кораллы употреблялись как укрепляющие, их давали в консистенции с лимонным соком. Эта старая поговорка в полной мере отражала отношение докторов Индии к этому сплаву.

Ртуть была известна в виде красноватой, желтоватой, белоснежной солей, ртутью вылечивали сифилис, парами убивали насекомых. В одной из вед есть рецепт обычной серной ртутной мази железная ртуть, сера, животный жир. Мощным укрепляющим средством индусы считали золото.

В целительных целях применяли серебро, медь при глазных болезнях , железо для восстановления кровопотери. При лечении кожных заболеваний в составе мазей использовались свинец, олово, цинк, сурьма, мышьяк в виде желтоватого и белоснежного вещества либо мышьяковистой кислоты. Античные индусы были очень искусны в приготовлении фармацевтических средств. Лекарства назначались вовнутрь в виде порошков, таблеток, отваров, мазей, паст, настоев, экстрактов, кашек, жженых средств. И для внешнего внедрения — как втирания, водянистые пластыри, обливания, окуривания.

Были и особые детские формы : пасты из сахара, меда, молока и масла. Опуская сходу несколько веков и географических областей на их сосредоточим внимание в остальных статьях , перейдем ко 2-ой строке классификации не запамятовали еще о ней?! Их возникновению мы во многом должны медицинской фармакологии — науке, занимающейся их исследованием и исследованием.

Благодаря ей и применению синтетических веществ получаемых в чистом виде, без ненадобных примесей, что делает лечущее средство наиболее действенным и в то же время безопасным , сделанных в итоге хим манипуляций, разрабатываются ЛС с отменно новенькими качествами и в согласовании с запланированными плодами.

Это в корне изменило и подход к получению новейших ЛС, и терапию многих-многих болезней. Сейчас для современного фармацевта либо доктора опыт прошедших поколений представляет только исторический энтузиазм, а не профессиональную необходимость находить лечущее средство в прописях предшественников. Историю научной фармакологии принято разглядывать с XIX века.

Но у нее есть, естественно же, предтеча , так именуемая докторская химия ятрохимия , чьим основоположником считается Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, наиболее узнаваемый как Парацельс — Конкретно он выдвинул идею присоединения химии к медицине: «Я считаю химию нужной, без нее не может быть познания медицины. Химик должен уметь из каждой вещи извлекать то, что приносит пользу людям.

Химия имеет лишь одну цель: приготовлять лекарства, которые возвращают людям потерянное здоровье». Но эта мысль все же свое реальное воплощение в полной мере получила лишь в XIX в. Вот они 1-ые вехи в истории новейшей науки: г. К концу XIX в. Последующим шагом стало выделение гликозидов : дигитоксин, дигоксин, строфантин и др.

Дальше получили кумарины, флавоноиды и остальные вещества, владеющие, как правило, основными фармакологическими качествами содержащих их растений. И никакой мистики, никакого сверхъестественного покрова — незапятнанная химия. Как грибы в Древнем и Новеньком Свете начали возникать лекарственные лаборатории. В е годы в распоряжении докторов XIX в. Открытие наркотизирующего деяния хлороформа, этилового спирта, закиси азота навсегда изменило хирургию.

Возникновение анилнитрита и нитроглицерина г. Возникновение этих и почти всех остальных синтетических фармацевтических средств позволило великому физиологу и фармакологу И. Павлову именовать лекарства «универсальным орудием врача». В г. Это было 1-ое в истории лекарственное средство, сделанное для решения определенной задачки. К слову, чтоб получить это лечущее средство, Эрлих синтезировал различных веществ и лишь й опыт стал удачным.

Началась эпоха хим терапии — исцеления с помощью хим веществ, сделанных специально для борьбы с той либо другой заболеванием. Наверняка, в этом плане показательна одна история. Еще в Старом Египте и Риме врачеватели знали о лечебных свойствах ивовой коры — естественного источника салицилатов — как жаропонижающего и болеутоляющего средства.

И Гиппократ в собственных рекомендациях рекомендовал применять ивовую кору в виде отвара при лихорадке и родовых муках. По одной из исторических версий в исследованиях фармацевтических параметров этого растения активное роль принял священник Э. Стоун из графства Оксфордшир Англия, г. Его заинтриговал вкус ивовой коры, напоминающий редкое и драгоценное лечущее средство для исцеления малярии — хину, изготовляемую из коры хинного дерева. Его обоснования эффективности настоя из ивовой коры для исцеления лихорадочных состояний через полста лет подтвердили суровые исследования.

А в году французский фармацевт И. Леру выделил из ивовой коры действующее начало — производное фенола, которое было названо «салицином» от латинского salix — ива. Правда, противолихорадочный эффект этого вещества оказался слабеньким и докторов не заинтриговал.

Еще через несколько лет г. Левиг получил из салицина кислоту. Оказалось, что эту, салициловую, кислоту содержит не лишь кора ивы, но и почки тополя, маслины, вишни, сливы, апельсины. В особенности много ее было в таволге Spirea salicifolia. Но прошло еще несколько лет до того, как она стала лекарством.

История этого непростого пути содержит имена германского химика Кольбе, открывшего обычной метод ее синтеза из фенола, натриевую соль которого обрабатывают диоксидом углерода , фармаколога Феликса Хоффмана, усовершенствовавшего работу предшественников и в первый раз получившего ацетилсалициловую кислоту АСК в химически чистом и стабильном виде г.

Опосля исследования приобретенного Хоффманом вещества доктором Г. Дрезером, может быть, первого такового сурового в критериях промышленной лаборатории целительные характеристики, переносимость, широкая серия тестов на животных , в том же году г. Он получил свое торговое наименование во время Первой мировой войны этот статус был утрачен в США, Франции и Соединенном Царстве , а его создание принесло компании-владельцу колоссальные прибыли.

Лишь в г. По оценкам профессионалов, в мире раз в год делается около 45 тонн этого продукта. Вообщем, далековато не все историки приняли эту официальную версию, поставив под колебание заслугу Феликса Хоффмана. Первооткрывателями производства ацетилсалициловой кислоты они именуют французского химика Ш. Жерара г. Вот такие детективные истории из истории.

Кстати, и еще одну загадку хранил этот удачно применяемый продукт 7 десятилетий — механизм деяния. Только в г. Вэйна из английского царского хирургического института показала, что АСК тормозит синтез определенных аутогенных гормонов — простагландинов, содействующих воспалительным действиям, слипанию тромбоцитов, увеличению проницаемости кровеносных сосудов и подъему температуры тела влияние на центры теплорегуляции организма.

Не считая того, АСК подавляет болевую чувствительность. Эти же работы исследователей посодействовали осознать и механизм антикоагуляционного деяния ацетилсалициловой кислоты. Джон Р. Вэйн за свое открытие получил Нобелевскую премию. Исследования этого поистине знаменитого хим соединения длится и сейчас. И кто знает, какие еще тайны оно откроет. Итак, рассматриваемая нами классификация, фармацевтические средства, избранные для иллюстрации принципиальных и увлекательных событий в истории населения земли, подразделяет на 2 огромные группы.

Фон на аск конопля цветение конопли с 3 недели

13 медведей, марихуана и 38 дублей

Что дальше! в хорватии легализовали марихуану думаю, что

Следующая статья курить или нет марихуану

Другие материалы по теме

  • Скрыть ip в тор браузере hyrda
  • Онион гидры
  • Тор браузер чат гидра
  • Предыдущая версия тор браузера